Казанский граффитист Sly Dog: «Я не придворный художник»

Мария РУДАКОВА
Казанский граффитист Sly Dog: «Я не придворный художник»

Скрасил трудовые будни работников Казанского порохового завода граффитист Азат Алев (больше известен под псевдонимом Sly Dog), разрисовав на этой неделе стену одного из корпусов предприятия. В основе сюжета граффити - историческая тематика, так как в этом году пороховому исполняется 230 лет. Теперь с «полотна» стены смотрят в современность императрица Екатерина II, издавшая указ о создании завода, и российские воины разных эпох. В общем, впечатляет.

- Азат, еще недавно граффити было полуподпольным искусством, которым занимались преимущественно по ночам. А сегодня граффитисты - едва ли не придворные художники, которые работают по заказу властей. То Роналду изобразят, то Гагарина. Вы вот по заказу райадминистрации рисовали 30-метровую «Девочку Миру», поливающую деревце, на здании «Тасмы».

- И сегодня есть граффитисты, которые работают по ночам. Это культура граффити, она никуда не денется. Хотя лично я не понимаю этих людей, не понимаю, чего они хотят добиться. Что касается «придворных художников», то это, конечно, громко сказано. Я, например, работаю не только с властями, но и с коммерческими организациями, в администрации не трудоустроен.


- Тогда почему администрация Кировского и Московского районов выбирает вас?

- Выбирают не только меня - остановку на Гагарина оформлял другой художник. Когда начинается работа над каким-то проектом, рассматриваются разные кандидаты, учитываются их опыт, занятость. Например, я мог отказаться от каких-то заказов администрации, когда был занят на коммерческих объектах. В любом случае я себя не афишировал - просто выкладывал работы у себя на странице, и их заметили. Видимо, кому как повезет.

- Чтобы стать граффитистом, нужно специальное образование?

- Я учился в художественной школе, получил там представление о приемах. И понял, что живопись, акварель и прочие классические техники - это не мое. А когда в 2000 году увидел в Москве первую картину в стиле граффити, тема меня очень впечатлила. Я считаю, для того чтобы освоить технику рисования аэрозольным баллоном, не нужно иметь никакого образования. Но и талант - только 5 процентов успеха, важна постоянная практика. Впрочем, художественное образование помогает мне выполнять сложные работы.


- Леонардо да Винчи писал свою «Мону Лизу» 12 лет. Сколько времени потратили вы на «Джоконду со смартфоном» (граффити можно увидеть на улице Баумана. - «ВК») и где ее знаменитая улыбка?

- Мы рисовали ее вдвоем с питерским художником Василием Цветковым, поэтому вышло в два раза быстрее, чем если бы я это делал один, - уложились за три дня. Но работали с 6 до 23. По эскизу, который  предоставил заказчик, она именно такая, с другой улыбкой. А вообще в граффити технология рисования быстрая. Если это стена 2х3 метра, ее можно разрисовать за считаные минуты. Фасад занимает два-три дня.

- Эскизы так же быстро создаете? По поводу «Девочки Миры» вас упрекали в плагиате.

- Я уже устал от этих беспочвенных обвинений. Это не плагиат и не нарушение авторских прав. Нарушение прав - это когда мы берем чужую работу и перерисовываем ее в том же виде, в каком она есть. Моя девочка не похожа на ту, что нарисовала польская художница, это не тот персонаж, и костюм у нее другой. Да, она стоит в той же позе и держит такую же лейку, и что теперь? Никто не рисовал девочек с лейкой? Рисовали!

- Какой работой в Казани больше всего гордитесь?

- Как и у любого мастера, самой классной считается последняя работа. В четверг завершен фасад на пороховом заводе, так что будем считать, что это лучшая работа.

- Чем она отличается от остальных?

- Эскизом - он абсолютно оригинальный. То, что там нарисовано, - на сто процентов моя идея. Возможно, эти нападки с «Девочкой Мирой» повлияли и заставили задуматься о собственном стиле. Рисунок полностью в том ключе, в котором я работаю и который мне нравится. Это современный поп-арт и комиксный стиль, при этом на серьезную тему. Именно этим работа отличается от остальных.