Казанский каскадер из блокбастера «Викинг»: «Сегодня дрался за печенегов, завтра — за киевлян»

Сергей КОЗИН
Казанский каскадер из блокбастера «Викинг»: «Сегодня дрался за печенегов, завтра — за киевлян»

Каскадер из Казани Руслан Хазиев принял участие в съемках исторического фильма «Викинг», который вышел на экраны в новогодние праздники и продолжает успешно «отбивать» вложенные в его производство 1,25 млрд рублей. Фильм режиссера Андрея Кравчука, в основу которого положены события, описанные в «Повести временных лет», — один из самых дорогостоящих проектов в российском кинематографе.

В интервью «Вечерней Казани» Хазиев рассказал, как это было.

- Руслан, обнаружил в Интернете ваше фото со съемок «Викинга» в компании «воинов», в центре громадный человек с чучелом какого-то зверюги на голове...

- Это канадский актер Джон ДеСантис, его рост 2,19 м, играл Берсерка, которого в итоге закололи...

- «Викинг» наверняка самый масштабный проект в вашей карьере?

- Для меня это действительно один из самых мощных проектов. Всего в съемках было задействовано более трех тысяч человек, в том числе 80 профессиональных каскадеров, более 100 лошадей, 20 из которых трюковые. Сначала была долгая подготовка, затем тяжелые съемки по 14 - 17 часов. В основном съемки проходили в Москве и Крыму. В Москве работали в начале февраля - в воде, в грязи, а был жуткий холод. Согреться помогали спецэкипировка и съемки батальных сцен, в которых на переднем плане всегда работают каскадеры. Я участвовал во всех сценах, выполнял различные трюки, за исключением конных. Конные каскадеры — отдельная категория. В Москве работали наши конные каскадеры, а на крымский блок приезжали казахские со своим постановщиком трюков.


- В батальных сценах вы за кого дрались?

- За всех (смеется). Был и киевским воином, и печенегом, и викингом... Сегодня ты за одних, а завтра переодеваешься - и уже по другую сторону... Актеры, разумеется, из одного лагеря в другой не перебегали. Они, кстати, участвовали в батальных сценах с нами, без дублеров рубились. Все ребята живые, активные. В том числе Данила Козловский. Он не качок, но физически хорошо подготовлен.

- На одном киношном сайте я увидел, что у вас в портфолио есть и актерские работы...

- Я актер? Нет! Я же не профессионал, не учился на актера. Разве что в небольшом эпизоде с дракой могу сыграть какого-нибудь хулигана. Часто бывает, что на такую роль нет смысла брать актера, если ее может сыграть и каскадер. Бывает, что у моего персонажа есть даже пара фраз по сюжету - какой-то диалог с основным актером, потом драка - и тебя убивают...

- По уровню трюков «Викинг» - сложный проект?

- Не очень. В этом плане гораздо круче казахский проект «Дорога к матери», в котором я участвовал параллельно со съемками «Викинга». Из Крыма поехал в Минск, там снимался военный блок. Сцена форсирования Днепра во время Великой Отечественной войны. Снимали на водохранилище, были взрывы плотов, лодок. Интересно.


- У вас как у каскадера есть специализация?

- Кроме конных я не делаю только авто- и мототрюки. Там своя специфика, нужна долгая спецподготовка. Рисковать с автомобилями нельзя, все должно быть просчитано до сантиметра. В остальном я универсал: падения с большой высоты, драки, горение.

- Горение, слышал, очень сложный трюк?

- Да - один из сложнейших элементов. Здесь все не только от каскадера зависит, это работа команды - тех, кто тебя готовит, страхует. От тебя требуется стойкость и четкое понимание момента, когда дать команду тушить. Есть риск вдохнуть раскаленный дым, отключиться. Случаются и ожоги, но мелкие, а лицо от огня оберегает маска или специальный гель.

- Падать с большой высоты сейчас можно и на тросах, которые потом легко на компьютере убираются?

- Но коробки или другие подложки до сих пор используют. Не всегда ситуация требует применения троса. Если есть трос, значит, нужен кран, люди, оборудование. А если проект не высокобюджетный? Или высота не самая экстремальная. С 10 - 15 метров можно легко падать и в коробки.

- Вы, наверное, из какого-то спорта пришли в эту профессию?

- Я одним из первых в Казани начал заниматься паркуром. Достиг определенного уровня и понял, что просто бегать по улицам уже скучно. И что можно этим зарабатывать. Паркур — это больше хобби. Я с детства занимался боксом, затем освоил карате, ушу. В работе теперь все это очень помогает.

- Когда решили стать каскадером?

- После школы хотел связать жизнь с медициной, но в институт не поступил. Пошел учиться в ветеринарную академию. Но была еще и любовь к кино. С друзьями смотрели боевики, фантазировали, мечтали сниматься в таких же... У большинства это так и осталось на уровне фантазий, а мне удалось реализовать. Если бы не рискнул уехать в Москву и попытаться стать каскадером, сейчас работал бы ветеринарным врачом-хирургом.

- Работа каскадера хорошо оплачивается?

- Конечно, гонорары у нас не такие, как за границей. Но меня устраивают. Меньше определенной суммы ты не получишь, если даже на съемках твоя задача — упасть со стула. А чем сложнее трюк, тем выше гонорар.


- Сегодня многие фильмы снимаются с помощью компьютеров, когда актеры совершают головоломные трюки в пустых комнатах с зелеными стенами. Технологии могут оставить вас без куска хлеба?

- На самом деле компьютерная графика в какой-то момент все равно пересекается с реальными трюками. К тому же у нас в России это еще не так развито, заменить каскадера бывает слишком дорого. Но даже за границей трюки в зеленой комнате все равно делают каскадеры. Они не обязательно появляются в кадре. Но их задача - подготовить актера и обеспечить техническое сопровождение. Чтобы те же декорации вовремя упали, вода вовремя потекла через пробоину и т. д. Обойтись без каскадеров в ближайшем будущем едва ли получится.

- Почему «Миссия невыполнима» все равно круче самого крутого российского фильма?

- Уровень каскадеров в России не ниже, а в чем-то даже выше, чем на Западе. Мой постановщик трюков Валерий Деркач очень востребован, он делал трюки на съемках московской части «Превосходства Борна» и «Крепкого орешка». Но разница в бюджетах колоссальна! По этой причине у нас редко перед началом съемок каскадерам дают возможность как следует подготовить трюки, оборудование... Это просто не финансируется. Часто бывает, что на площадке ты собираешься сделать крутой трюк, а тебе говорят: «Сейчас мы работаем с актерами, а с вами — чуть позже». А потом свет уходит и: «Давайте быстро, сократим все, сделаем драку в три удара...»

- В Голливуд не собираетесь податься?

- Почему бы и нет. Я вообще-то работал с зарубежными партнерами. К примеру, в российско-американском фильме «Максимальный удар» с Марком Дакаскасом и Эриком Робертсом. Но вообще-то хочется здесь сделать что-то стоящее.

- У вас есть своя команда в Казани?

- Да, я с некоторых пор тоже работаю постановщиком трюков. Наша студия TatStunt занята в нескольких проектах - в пятом сезоне сериала «Склифосовский», в новом шоу Comedy Woman - Love Is.

- Какие же там трюки?!

- На самом деле даже в комедийном сериале работы для каскадеров может быть очень много. В Love Is дублируем актеров в драках с участием «бандитов из 90-х» или в полетах в стиле Болливуда...