Казанский подросток осужден за поджог человека

Ирина ПЛОТНИКОВА
Фото автора

К трем годам воспитательной колонии приговорил сегодня Московский райсуд Казани 15-летнего школьника за поджог приятеля. Суд установил, что преступление, в результате которого пострадавший получил серьезные ожоги лица, шеи, груди и рук, было совершено в нетрезвом состоянии, с особой жестокостью и общеопасным способом - в результате поджога могли пострадать и другие жильцы пятиэтажки на улице Химиков.

Уголовное дело о пьяных играх казанских подростков рассматривалось в закрытом режиме. Как установил суд, 4 апреля трое несовершеннолетних сначала гуляли, потом один из них  - впоследствии главный свидетель преступления - купил три литра пива, другой - ныне осужденный - позвал приятелей к себе домой с ночевкой, дескать, взрослых дома нет, потому что мать дежурит у родственника в больнице.

В квартире парни выпивали, смотрели телевизор, а уже после полуночи малолетний хозяин квартиры затеял игру - достал из серванта мамину пену для укладки волос и стал брызгать ей в гостей. Те бросали пенные хлопья в ответ. Веселье закончилось, когда вместо флакончика с пеной обвиняемый использовал дихлофос, а потом - легковоспламеняющуюся жидкость, которой облил 16-летнего товарища. Тот пошел в ванную отмываться, а хозяин - за ним, с зажигалкой в руках.

«Я просил его не поджигать меня, и он обещал этого не делать. Но когда я отвернулся - поджег на мне одежду, и сразу все вспыхнуло», - рассказал корреспонденту «Вечерней Казани» 16-летний потерпевший (такие же показания он давал и в суде).

Казанский подросток осужден за поджог человека

В результате такой игры с огнем у парня обгорело 30 процентов кожного покрова — оказались изуродованы лицо и руки, зрение, к счастью, сохранилось. С подсудимым этот парнишка больше не общался, говорит, тот даже не извинился перед ним.

Ну а в день ЧП поджигатель вместе с другим гостем бросились тушить несчастного — обливали водой, потом вызвали скорую. При этом хозяин квартиры попросил обгоревшего приятеля соврать медикам, будто бы его подожгли в подъезде взрослые мужчины. О том же просила позже свидетеля мать обвиняемого подростка. Однако в ходе следствия никаких следов разлива горючих материалов в подъезде найдено не было. В отличие от квартиры виновника. По этому поводу со стороны обвиняемого звучала и другая версия: мол, пострадавший сам случайно себя поджег - случайно задел рукой чужую руку с зажигалкой, одежда и вспыхнула.

Пока шло следствие, 15-летний поджигатель находился под домашним арестом, условия которого позволяли ему посещать уроки в своем девятом классе. Если сегодняшний приговор вступит в силу, продолжить образование подросток сможет уже в воспитательной колонии.

В ходе судебных прений гособвинитель вспомнил о том, что этот юноша стоит на учете в комиссии по делам несовершеннолетних, поскольку не впервые преступает закон. Сначала он совершил преступление, когда ему не было 14 лет, поэтому уголовное дело возбуждать не стали. Затем подростка осудили за кражу, но сняли судимость, поскольку парень попал под амнистию.

Гособвинение просило отправить подсудимого в колонию на четыре года за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ), выразившегося в неизгладимом обезображивании лица потерпевшего, совершенное с особой жестокостью и общеопасным способом - ведь в случае пожара могли пострадать не только обитатели одной квартиры.

В свою очередь адвокат обвиняемого Лаврентий Сичинава просил суд квалифицировать действия юноши как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (статья 118 УК РФ) и тут же оправдать, поскольку по данной статье 15-летнего привлечь к уголовной ответственности нельзя. Адвокат не усмотрел в действиях подростка особой жестокости: «Злого умысла у моего подзащитного не было, он случайно чиркнул зажигалкой».

Судья Рузалия Тихонова в эту случайность, похоже, не вполне поверила - наказала поджигателя реальным сроком в воспитательной колонии, зачтя в срок наказания время нахождения под домашним арестом. Осужденный и его мать, услышав приговор, расплакались. Правда, женщина быстро успокоилась и стала расспрашивать у конвойных, как обеспечить сыночка в СИЗО сигаретами.

Ну а родители пострадавшего мальчика намерены теперь требовать компенсации морального и материального вреда в гражданском порядке. Правда, с размером пока не определились. Сначала нужно выяснить стоимость пластических операций.