«Коммуниста России» отправили в СИЗО за вымогательство у Айрата Хайруллина

Марина ЮДКЕВИЧ
«Коммуниста России» отправили в СИЗО за вымогательство у Айрата Хайруллина

В казанском СИЗО ждет суда 65-летний недавний глава нижнекамского отделения «Коммунистов России», депутат горсовета Нижнекамска Николай Максимов. Его обвиняют в вымогательстве 1,5 миллиона рублей у избирательного штаба единоросса Айрата Хайруллина. 

Уголовное дело было возбуждено по ч. 3 статьи 163 УК РФ (вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, совершенное в целях получения имущества в особо крупном размере). По версии следствия, орудием вымогательства был номер газеты «Ленинская правда в НК» (ее учредителем является Николай Максимов) от 10 июня 2016 года. В нем содержался, по определению соратников Максимова, «негативный, но достоверный» материал об Айрате Хайруллине, который тогда готовился к выдвижению кандидатом в депутаты Госдумы РФ по Нижнекамскому избирательному округу от «Единой России».

- Материал был практически из открытых источников: публикаций в «Вечерней Казани», «Новой газете», «Коммерсанте», - рассказала «Вечерней Казани» 3-й секретарь  нижнекамского горкома  партии «Коммунисты России» Роза Ведерникова. - Но кроме того, было еще письмо из села Кугеево под Зеленодольском: жители писали президентам Татарстана и России, что Хайруллин их земли захватывает. Максимов туда съездил и узнал, что там люди получают мизерные зарплаты от 4 до 6,3 тысячи рублей, и то частично сельхозпродукцией, и что в этой борьбе за землю одной женщине попала струя газа в глаз и она уже 8 лет слепая. И об этом тоже в нашей газете было написано.

Николай Максимов - известный в Нижнекамске депутат горсовета - рассчитывал, что будет выдвинут кандидатом в депутаты Госдумы от «Коммунистов России». Этот выпуск газеты, очевидно, рассматривался им в качестве будущего предвыборного: первую страницу занимал материал о нем самом. Однако на федеральном политбюро партии в Москве его выдвижение не состоялось.  

- Тогда Максимов решил: чтобы вести выборную кампанию за партию, нужно выпустить новую газету. Для этого необходимы были средства, да и набрать наблюдателей на выборы стоит денег. На прошлогодних выборах партия выделила нам всего 50 тысяч рублей на наблюдателей, а на этот раз - вообще ничего, - объясняет Ведерникова. - И Николай Николаевич предложил представителям Хайруллина посмотреть газету и выкупить ее. Они якобы согласились...  Недели две-три после этого  копился компромат на Максимова: его звонки и СМС. Когда его задержали, следователь сказал: «Ты достаточно наговорил!»

Задержание Николая Максимова произошло 28 июля в Казани. 

- Он выехал в Казань, предварительно выслав им проект договора. Он считал, что это чисто коммерческая сделка! - рассказала Роза Ведерникова. - Но когда была передача тиража газеты возле базы «Эдельвейса», Максимов только взял деньги, как подскочили человек 10 полицейских - настоящее маски-шоу! - и его задержали. Привезли в следственный отдел по Советскому району. Оттуда он позвонил дочери, она тут же нашла  очень сильного адвоката, но следователь Максимову во встрече с дочерью и этим защитником отказал - допрашивал его при дежурном адвокате. И допрос прошел так, как было нужно следователю, который сказал: подписываешь - едешь домой. В этом стрессе - в первый раз в такой ситуации! - Максимов и подтвердил, что это было вымогательство... И получил домашний арест.

А 16 сентября мера пресечения для Николая Максимова была изменена на содержание под стражей: суд решил, что он нарушает условия домашнего ареста. По словам его соратницы, Максимов по совету адвоката обходил жителей Нижнекамска, собирая свидетельства, кому он помог как депутат: «Собрал 35 отзывов. И еще 11 депутатов горсовета, в основном от «Единой России», подписались, что он очень много сделал в интересах жителей Нижнекамска... Общее мнение такое, что власть нашла, как упрятать неудобного депутата в тюрьму».

Роза Ведерникова уверена, что депутат Нижнекамского горсовета Николай Максимов был неудобен даже для республиканского руководства собственной партии. Она вспоминает, например, критическое выступление Максимова на отчетной сессии горсовета в феврале этого года в присутствии президента Татарстана, которое имело, по ее мнению, двоякий эффект: с одной стороны, после этого выступления в Нижнекамске были выделены деньги на реконструкцию очистных сооружений города, а с другой - его критикой были недовольны власти города, и «на Максимова ополчился 1-й секретарь татарстанского отделения «Коммунистов России» Валиев». Роза Ведерникова считает, что Альфред Валиев как директор казанского рынка «Уныш» - «на крючке» у властей Казани и потому старается быть «в хороших отношениях с Айдаром Метшиным» - мэром Нижнекамска, братом мэра Казани... Такими обстоятельствами и был, убеждена Ведерникова, обусловлен отказ татарстанского лидера «Коммунистов России» в поддержке выдвижения Николая Максимова кандидатом в депутаты Госдумы.

- Это все ложь, ни в каких отношениях ни с одним из мэров я не нахожусь! - заявил «Вечерней Казани» Альфред Валиев. - Максимов был снят с должности и исключен из партии на заседании бюро в присутствии председателя ЦК партии Максима Сурайкина 18 июля, когда Сурайкин был в Казани. Это внутрипартийные дела, мы Максимова считаем нечистоплотным человеком. А Ведерниковой решением бюро был объявлен строгий выговор за то, что внутрипартийные дрязги вынесла в буржуазную прессу, а если она еще и «Вечерней Казани» интервью даст, будет исключена из партии... Насчет уголовного дела Максимова я ничего не знаю, но... Сколько он меня обливал грязью, но, видно, боженька есть на свете, хоть я и атеист!  Предложить пачку газет за полтора миллиона - нормальный коммерческий проект, да?!.

Айрат Хайруллин, который со времени задержания Николая Максимова успел стать кандидатом, а затем и депутатом Госдумы, и зампредседателя ее аграрного комитета, сказал «Вечерней Казани», что  даже не знал о том, что у него вымогали полтора миллиона:  
- Я вообще об этой ситуации узнал после того, как Максимова задержали. Когда в мой штаб поступило его предложение выкупить тираж газеты, мне  даже не стали сообщать: не хотели отвлекать от ведения избирательной кампании. В штабе это предложение расценили как шантаж. Хотя у службы безопасности было мнение, что это может быть и провокация с целью снять меня с предвыборной гонки... В любом случае, в штабе поступили правильно: как добропорядочные граждане сразу пошли в полицию. С заявлением обратился один из моих сотрудников, я даже, честно говоря, не знаю, кто именно...   

Очевидно, после обращения в полицию и был получен доступ к телефонным переговорам и СМС-переписке Николая Максимова — так следствие обзавелось доказательствами вымогательства.

Теперь Айрат Хайруллин ознакомился и с самим злополучным газетным номером и говорит, что та публикация о нем была «настоящим черным пиаром»: «Там слова правды нет, даже в выдержках из газет, которые там приведены, - где даты, где цифры изменены». Он выразил уверенность, что по делу Николая Максимова суд вынесет объективное решение: «В таком резонансном деле, касающемся действующего депутата, иначе быть не может»...