Кровь и любовь: в Казани ставят балет про группировщиков

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Кровь и любовь: в Казани ставят балет про группировщиков

Гоп-балет, в котором актеры танцуют с битами, грациозно дерутся и выразительно сидят на корточках, ставят в Казани. Премьера одноактного хореографического спектакля, героями которого станут казанские гопники рубежа 1980 - 1990-х годов, состоится осенью в творческой лаборатории «Угол». Названия у балета пока нет. Корреспондент «Вечерней Казани» предложила создателям вариант «Жилка-story», ну или «Тяп-Ляп-story».  

Идея рассказать языком пластики о том времени, когда в Казани хозяйничали организованные преступные группировки, принадлежит содиректору фонда «Живой город» и директору музея-заповедника «Остров-град Свияжск» Артему Силкину. В команде создателей - 25-летняя хореограф и режиссер Алина Мустаева из Уфы и 30-летний композитор Олег Гудачев из Питера.

- Тема «казанского феномена» в пластике еще никогда не раскрывалась, нам повезло стать первыми, - гордится режиссер Алина Мустаева. - Конечно, мы изучили тему, посмотрели и два документальных фильма об этом социальном явлении, которое 30 лет назад произвело в СССР эффект разорвавшейся бомбы. Продолжительность нашего спектакля примерно 45 - 50 минут. Это история о том, как сложно молодому человеку сделать главный выбор, который определит его судьбу... Сюжет спектакля прост: юноша из хорошей семьи попадает в криминальную компанию, становится одним из лидеров группировки. В банде он оказался из-за девушки, в которую влюблен. Но вместе им не быть: бывший «ботаник» осознает, что законы ОПГ - звериные, его «Джульетта» не может принадлежать только ему одному, к тому же она оказывается зачинщицей многих преступлений. Герой становится заложником собственного выбора - вырваться из банды невозможно. Над финалом спектакля мы еще думаем, не хотелось бы создать депрессивную историю без условного «света в конце тоннеля»... На мой взгляд, тема «казанского феномена» актуальна и в наши дни, молодые сейчас проходят через массу искушений, но их по-прежнему волнуют вопросы первого порядка: как сохранить себя как личность и как найти свое место в мире. Наше пластическое эссе - попытка поразмышлять об этом. В работе я опиралась на книгу «Сумерки идолов, или Как философствуют молотом» Ницше.

Бывший казанец, а ныне московский диджей Роберт Гараев, который читает столичной молодежи лекции о том, как он состоял в группировках, идею творческого осмысления темы в целом одобрил.

- Закрытых тем для искусства нет и не может быть. Искусство просто обязано отзываться на то, что происходит или происходило в нашей жизни, - уверен он. - Другое дело, что жанр балета по определению возвышенный и не предназначен для криминальной темы. Но тем интереснее! В кинематографе эта тема раскрыта уже очень широко. Есть много удачных драм, боевиков и даже комедий. Так почему бы теперь не балет?

Впрочем, у балета, который еще не представлен широкой публике, уже нашлись и противники. Дескать, зачем героизировать и романтизировать юных бандитов?.. Последним стоит напомнить, что еще в 1957 году в США был создан мюзикл «Вестсайдская история». Снятый на его основе в 1961 году фильм о противоборстве в начале ХХ века молодежных банд Нью-Йорка стал мировым бестселлером. West Side Story завоевала десять «Оскаров», не считая других престижных наград. А казанские гопники чем хуже?

- О том, чтобы поставить хореографический спектакль-рефлексию на тему «казанского феномена», я задумался лет 20 назад, - рассказал «Вечерней Казани» куратор проекта Артем Силкин. - Мое детство и юность пришлись на 1980-е - период расцвета организованной преступности в Казани. Жили мы на Вторых Горках. И хотя рос я в семье потомственных интеллигентов, проблема уличной преступности затрагивала тогда абсолютно всех. Картина массовой уличной бойни в районе улицы Зорге, которую я увидел ребенком в 1982 году, до сих пор стоит перед глазами. Возвращаясь домой, я заметил тянувшиеся с разных концов в каком-то радостном нетерпении стайки подростков от 10 до 16 лет. Один сказал: «Пошли с нами - надо с чужими разобраться, поддержи наших!» Не понимая, в чем дело, пошел за ними. Метров через сто на пустыре нас поджидала толпа таких же мальчишек - с камнями, металлической арматурой. Это и были «чужие». Вмиг завязалась совершенно первобытная битва, в которой участвовала сотня человек: летели камни, кто-то падал в крови, случайный прохожий попытался остановить побоище - ему в висок попали булыжником. Родители спешно перевели меня учиться в центр города, где я оторвался от дворовых приятелей. Думаю, процентов 50 пацанов из моей старой школы оказались в тюрьме... В своей постановке мы не собираемся героизировать преступность - балет задуман как сон, видение, как смутное воспоминание о 1980-х - на уровне «потемки памяти». Это напоминание о том, что «война», «грех», «падение» не отвлеченные и далекие понятия, а часть нашей животной сути, постоянно смотрящей на нас из сумерек. Наш спектакль под условным названием «Молот. Сумерки» косвенно предупреждает о новом средневековье, куда мы можем погрузиться из-за падения уровня образования, нравственности.

Вот и столичный театральный критик Дмитрий Ренанский, посмотревший эскиз спектакля в рамках недавней театральной лаборатории «Город АРТ-подготовка», полагает, что «…спектакль способен произвести крайне сильное впечатление на зрителя, даже если тот и не подозревает, что авторы отталкивались в своем поиске от истории печально известного «казанского феномена». Постановщикам и исполнителям удалось главное: напомнить о том, что человеческая природа одинакова и неизменна во все времена... Балансирующие на грани точной психологической зарисовки и экзистенциальной драмы «Сумерки» могли, в сущности, наступить не только в Казани 1980-х, но когда угодно, где угодно и с кем угодно».

Фото предоставлены фондом «Живой город».