Курс на атомное земледелие

Айгуль ШАРАФИЕВА
Курс на атомное земледелие

Россельхозакадемия дала на днях добро на облучение продуктов. Московские академики разрешили продлевать сроки их хранения с помощью радиации, рекомендовали исследовать, как разные комбинации излучений влияют на растения, животных и агроценоз. Они собираются утвердить нормы доз ионизирующего облучения и концентраций радиотоксинов.  

Казанские отделения Общества физиологов растений России и Российского общества биохимиков и молекулярных биологов тут же провели совещание. Ученые хотели получить от сторонников ядерного земледелия доказательства целесообразности и безопасности внедрения этой технологии.

По каким методикам ядерщики проводили эксперимент в Татарстане? Почему вместо защиток они вбили колышки между участками, мол, здесь облученные семена, здесь - необлученные. Почему сказали, что получили прибавку урожая за счет роста корешков, но не предъявили цифры и показания? В чем новизна этого эксперимента? Ведь в семидесятые годы 18 стран уже высаживали семена, облученные в лаборатории МАГАТЭ, но нигде не получили стабильную прибавку урожая. И почему сельское хозяйство решили спасать именно биологически опасными технологиями, ведь облученные продукты накапливают токсины, тяжелые металлы, бактериальную микрофлору...
Примерно такие вопросы задавали физиологи экспериментаторам, пока в зале Академии наук не появился Роберт Ильязов. Он нарушил мирный ход совещания. Председатель отделения общества физиологов растений Татьяна Горшкова представила его как эксперта МАГАТЭ, много лет работавшего в Белоруссии, но по залу разнеслось: "Крыша эксперимента, крыша эксперимента!".

Гость начал свое выступление с укоризны: "Это вообще-то глупость такая, что в Татарстане так сильно получили обороты антиядерщики, это же до Медведева, Путина дошло. Нам пришлось отвечать на правительстве, перед президиумом РАН. Наверное, это была ошибка властей - замалчивание эксперимента. Надо было всех собрать, объяснить". И, следуя собственному совету, профессор объяснил, что ООН, например, не против предпосевного облучения семян. Мол, это такая технология, которая может применяться в странах, где есть проблемы с климатическими ресурсами. "В качестве контрмер, когда семян нет, денег нет, - уточнил Ильязов. - Увлекаться ею, конечно, нельзя, но задуматься о нормах все равно нужно: вот Европа давно перешагнула за отметку тысяча беккерелей по содержанию цезия в продуктах, а Россия до сих плетется где-то на уровне ста".
"В общем, то, что антиядерные письма идут, - это минус Татарстану", - закончил свое выступление эксперт и предложил обратиться со вторым письмом на имя президента России. На этот раз - с просьбой продолжить ядерный эксперимент, но уже с участием казанских ученых, объединив усилия академий и ВНИВИ.

"А о каких объемах финансирования идет речь?" - поинтересовался директор Казанского института биофизики и биохимии Александр Гречкин с некоторой иронией. Ильязов простодушно ответил, что не знает, но хода дальнейшей дискуссии это уже не изменило.
- А я согласна с Робертом Гинниятулловичем, что необходимо объединение всех специалистов, - подхватила Татьяна Горшкова, - ведь, затевая программу, Росатом подстраховался заключением ученых. Правда, когда их спрашивали о сути эксперимента, то вместо результатов экспертизы эти ученые прислали ответ примерно такого содержания: распространяя радиофобную информацию, вы способствуете тому, что у некоторых особо впечатлительных граждан возникнут стрессы, несопоставимые с уроном от радиации. И здесь встает вопрос: а как вообще у нас в стране относятся к научной общественности, как организована научная экспертиза, кто и как выбирает ее участников, какую ответственность несут эти люди? Эксперимент с облучением, на мой взгляд, показал, что научных работников оставляют в стороне от подобных проектов.

- А вот для меня удивительно слышать, что программу, затеянную в Татарстане, надо продолжать, да еще объединением каких-то всеобщих усилий, - очень эмоционально вступил в полемику из зала профессор КИББ Геннадий Великанов. - "Живой эксперт" Ильязов и сам согласился, что научной составляющей в этом эксперименте нет, эффект от этой технологии - по нулям! Продолжить эту программу? Хорошо, но только под названием "роспил"! Если же мы хотим что-то хорошее сделать, то должны программу убить, четко выразить резко отрицательное отношения к ней. Вот и все.

"Не участвуйте в мерзких делах - есть такой постулат. Но есть и другой: делай то, что должно", - вступила в дискуссию доктор биологических наук Ольга Чернова. Она рассказала, что новейшие исследования, например, о том, что любая измененная бактерия может перепрограммировать чужой организм, проходят под грифом "для служебного пользования", а их проведение стоит очень дорого.
- Мне кажется, если мы устранимся, то будет как на выборах, когда мы не ходим. Мы должны проводить дорогостоящие исследования на клеточном уровне. Весь вопрос в том, дадут ли деньги на независимые исследования, - закончила свое выступление Чернова.

- А у меня, как у агронома, душа болит, - сказал профессор КИББ Владимир Чиков. - Если пройти по России, она вся бурьяном поросла. А тут... как будто хотят за деньги бесхозяйственность сохранить. При нормальном отношении и семена хорошо всходят, и продукты хранятся безо всякой радиации.

- А что говорят об эксперименте в официальных органах? - спросили ученые у представителя регионального отделения Российского социально-экологического союза Нели Биктимировой, которую тоже пригласили к обсуждению проблемы.

- По опыту обращений в ведомства, в том числе и российские, складывается впечатление, что все уже решено, - ответила Биктимирова. - Например, все обращения в правительство РФ спускаются в Министерство сельского хозяйства РФ, а то выдает нам письма, которые в точности копируют письма ВНИВИ, "Изотопа" и местного минсельхоза. Сам Росатом пару месяцев назад объявил о планах по внедрению облучения продуктов питания и о том, что в ближайшие два года намерен потратить 400 миллионов рублей на строительство первого промышленного центра по облучению сельхозпродукции и продуктов питания.

А нельзя ли не экспериментировать на нашем здоровье и чистотой природы? Все это нанесет колоссальный вред и так ясно, что люди против облучения растений и животных! Почему нас никто не спрашивает, принимают решения, от которого зависят наши жизни.

Одна из самых главных проблем-люди просто не понимают технологию. Для большинства одно слово "радиоактивность" звучит как конец света и они начинают истерически голосить. Цезий-137 и кобальт-60 просто не могут сделать семена (да что угодно) радиоактивными, энергия излучения у них просто слабая. Облученные продукты накапливают бактериальную микрофлору?! Вообще-то радиоактивная обработка используется для уничтожения бактериальной микрофлоры, а не для накопления.

А вы грейпфрукт любите? Star Ruby и Rio Red на самом деле были созданы с помощью радиации, и ничего, люди по всему миру едят их уже более 50-ти лет.