Лауреат премии Станиславского Фарид Бикчантаев: «Это престижнее, чем «Золотая маска»

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Лауреат премии Станиславского Фарид Бикчантаев: «Это престижнее, чем «Золотая маска»

Обладателем Международной премии Станиславского стал главный режиссер ТГАТ им. Камала Фарид Бикчантаев. По его собственному убеждению, это самая престижная награда в области театрального искусства.

- Фарид Рафкатович, поделитесь впечатлениями, как проходила церемония в Москве? - поинтересовалась у Бикчантаева корреспондент «Вечерней Казани», поздравив с  премией в номинации «Выдающиеся достижения в режиссерском искусстве».

- Церемония проходила 19 ноября в прекрасно оформленном атриуме отеля «Балчуг Кемпински», все было очень торжественно, по-театральному. Само награждение длилось больше четырех часов, ведь вручали премии за два года. Каждого номинанта представлял кто-то из прошлых лауреатов - самых почитаемых в театральном мире людей. Меня, например, представлял знаменитый театровед Алексей Вадимович Бартошевич (внук актера Василия Качалова. - «ВК»). Я даже не все запомнил из сказанного им, потому что волновался невероятно. Ведь я смотрел в зал, в котором сидели такие авторитеты, как Марк Захаров, Адольф Шапиро, Сергей Женовач, Валерий Гергиев, Лия Ахеджакова - всех и не перечислю... Так вот, Алексей Вадимович говорил не столько обо мне, сколько о нашем театре. А в конце резюмировал: «Это настоящий татарский европейский театр, или, если хотите, европейский татарский!»

- А ведь как звучит! Совсем как театр Европы Льва Додина, который только что гастролировал в Казани по вашему приглашению.

- Да, мы с Додиным такую же параллель провели. Во время церемонии, уже после моего выступления, Лев Абрамович (также лауреат премии имени Станиславского. - «ВК») позвонил и поздравил: «Вот и ты теперь в нашей компании».

- Известно, что престижная премия Станиславского не предполагает материального поощрения. Способна ли она повлиять на вашу творческую судьбу?

- В чем выразится, чем будет сопровождаться новый статус, откровенно говоря, не знаю. Но для меня это огромная честь. В театральной области выше профессиональной награды я не знаю.

- А как же «Золотая маска»?

- Несравнимые величины. «Золотую маску» можно получать хоть каждый год, а можно вообще не получать, и от этого как бы… э-э-э… ничего не изменится.

- Но вы не собираетесь почивать на лаврах?

- Ну, нет! Какое почивание? Носить это звание - такая ответственность. Что касается значка лауреата, то он очень маленький, на свитер его не приколешь, разве что на лацкан в честь особых дат, торжественных событий. Но я крайне редко хожу в костюме.

- А на церемонию вручения в чем ходили - в смокинге или фраке?

- В костюме и белой рубашке. И, в отличие от многих коллег, выглядел весьма нарядно (смеется). Режиссеры ведь одеваются как бог на душу положит: свитера, шарфы, неформальный такой стиль. Потому что режиссеры - вольнодумцы, люди свободные, не терпящие рамок и стандартов. Я поэтому и начал свое выступление с воспоминания о том, как отправился поступать в ГИТИС. Меня тогда предупредили: если едешь к Марии Осиповне (Кнебель), то будь любезен явиться в белоснежной рубашке. С тех пор и осталось такое, знаете, трепетное отношение. Не мог я себе позволить выйти на сцену в столь важный для меня момент, одевшись как турист.

Отметим, что Государственная премия РСФСР им. Станиславского присуждалась с 1966 по 1991 год, а в 1994 году она стала международной.

В 1979 году премии Станиславского были удостоены народный артист России и Татарстана Шаукат Биктемиров, драматург Туфан Миннуллин, режиссер Марсель Салимжанов за спектакль «Альмандар из деревни Альдермеш», а в 1990 году ее вручили народной артистке РФ и РТ Алсу Гайнуллиной за роль Ларисы в спектакле «Бесприданница».

В этом году премия приурочена к 155-летию со дня рождения основателя МХТ Константина Сергеевича Станиславского.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.