Лес на Лебяжьем: лечить нельзя рубить?

Ольга ЮХНОВСКАЯ
Лес на Лебяжьем: лечить нельзя рубить?

Казанцы возмущены: в соцсетях появились фото десятков вырубленных сосен в лесопарке «Лебяжье». «Территорию Лебяжьего распродали под коттеджи!», «С чьей подачи дербанят народное добро?», «Вот вам и Год экологии по-татарстански!» - комментируют фото горожане. «Вечерняя Казань» выясняла, что происходит на Лебяжьем.

- Для паники нет причин. Деревья, которые убирают, либо аварийные, либо сухие,  - заверил корреспондента «ВК» руководитель комитета внешнего благоустройства исполкома Казани Игорь Куляжев. - Сухие деревья являются рассадником личинок короеда и других вредителей, а также гнили, которая также может распространиться на здоровые деревья, вызвав эпидемию. Во-вторых, сухие деревья легко воспламеняются и могут стать причиной лесного пожара. В-третьих, у сухих деревьев ослаблена корневая система, и порыв ветра может свалить их, что небезопасно для людей. Именно потому, что лесопарк «Лебяжье» - это довольно посещаемое место, здесь важно вовремя проводить санитарные рубки! Занимаются этой работой квалифицированные специалисты со специальным образованием. Например, лесник Дамир Ахатович Шарафиев работает на Лебяжьем более десяти лет, знает все тонкости ухода за лесом. Не понимаю такой болезненной реакции на происходящее в сетях. Почему, когда хирург делает операцию, никто не комментирует, правильно ли он сделал разрез или наложил шов?.. 

В распоряжении редакции «ВК» оказались акты, составленные 23 мая 2017 года и подписанные начальником отдела содержания зеленых насаждений и мест массового отдыха комитета внешнего благоустройства исполкома Казани Светланой Сапариной и директором лесопарка «Лебяжье» Дамиром Шарафиевым. Из них следует, что «…на территории городского леса «Лебяжье» Кировского района, а именно в районе водного объекта Светлое Лебяжье, в целях обеспечения безопасности и благоустройства территории необходимо вырубить 28 аварийных деревьев и вывезти 19 единиц валежника». Однако судя по фотографиям с места, деревьев вырубили гораздо больше.

- «Зачем деревья здоровые рубите?» Постоянно мне этот вопрос задают. И еще эти слухи про коттеджи кто-то запустил, - вздыхает начальник лесопарка «Лебяжье» Дамир Шарафиев. – Откуда такие фантазии? Из мухи слона делают! Так-то, конечно, хорошо, что народ неравнодушный, но только определить на глазок, какое дерево больное, человек несведущий не может. Видел я эти фото в соцсетях: со стороны кажется, что сотни стволов, а это они уже просто распилены и подготовлены к транспортировке. Общая площадь лесопарка составляет около 20 гектаров. По плану мы должны вырубить около 150 стволов на площадке от майдана Сабантуя до базы «Динамо». Пораженные вредителями деревья приходится убирать, а то зараза перекинется на остальной массив. Лечить лес нереально, проще ликвидировать заболевших.

Независимый эксперт «ВК» - опытный лесовод с дипломом Московского государственного университета леса, руководитель  ландшафтной студии «Зеленый остров» Евгений Коновалов подтвердил, что с 2010 года в казанских лесах орудует особо опасный вредитель короед-типограф. Этот прожорливый жук и его личинки обгладывают дерево за два месяца, его нашествие сродни даже не эпидемии, а пандемии. 

- Больны леса во всех любимых казанцами зонах отдыха, - констатирует Коновалов,  – в Зеленом Бору, на озерах Лебяжьем и Глубоком, в относительной безопасности лишь Лаишевский район. Определить зараженное дерево не сложно – у него усохшая верхушка, отслаивается кора, которая как бы просверлена дрелью, на таком дереве всегда стучит дятел. Численность вредителей постоянно растет. Помочь лесу может только человек.

Однако, по мнению эксперта, вырубка не единственный способ справиться с нашествием короеда: 
-  Бывает, я спасаю деревья на территории частных заказчиков (достаточно одной инъекции), но при тотальном заражении лесов такими мерами не обойтись, нужна республиканская программа спасения лесов. Я побывал в эти дни на Лебяжьем, больных деревьев там много, но не все их следует губить. Есть же современные методы лечения, например опрыскивание массива раствором с нематодами. Для того чтобы спасти лес на Лебяжьем, достаточно трех-пяти миллионов рублей. Но у нас предпочитают не лечить, а рубить.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА и из соцсети