«Летающий татарин», «Конь в пальто» и казахский «Казан»: в 2018 году на Казань обрушился «памятникопад»

Татьяна ЯНЬКОВА
«Летающий татарин», «Конь в пальто» и казахский «Казан»: в 2018 году на Казань обрушился «памятникопад»

Рекордным количеством новых памятников пополнилась в уходящем году копилка казанских достопримечательностей: перед театром оперы и балета появился бронзовый танцовщик Рудольф Нуриев, на берегу Кабана -  философ Шигабутдин Марджани, на улице Баумана - расхристанный «Конь в пальто», у станции метро Кремлевская - загадочный «Конь-страна»... «Вечерняя Казань» поинтересовалась у экспертов, как они относятся к стремительному размножению арт-объектов.

Начался «памятникопад-2018» с чудесной в своей простоте и милоте скульптурной композиции «На озеро». Ресторан «Утка в котелке» на улице Дзержинского заказал скульптору Фанилю Валиуллину, автору не менее чудесной бронзовой троицы на  Профсоюзной, которая называется «Доверие». Оказалось, запечатленное в бронзе утиное семейство имело  реальный прототип: однажды некая дикая утка отложила яйца во дворе того самого дома, где сейчас расположен ресторан. Когда утята вылупились и крякающая мамаша решила их отвести на Черное озеро, ради этого торжественного момента пришлось перекрывать проезжую часть. В валиуллинской интерпретации утиному семейству помогает преодолевать опасное пространство задорный мальчуган.

Обрадовавшись появлению веселой композиции, казанцы переживали, что какой-нибудь бездушный барыга отковыряет бронзовых утяток для сдачи в металлолом. Но, тьфу-тьфу, как поставили их в апреле, так и стоят они по сей день в целости и сохранности.

А вот бронзовые портфели, принадлежащие бронзовым же дворовым футболистам, установленным в канун ЧМ-2018 на улице Декабристов, на какое-то время исчезли.  Правда, скульптор Асия Миннуллина заверила «Вечернюю Казань», что портфели не украли, а «демонтировали для доработки». Через какое-то время портфели вернулись на свое законное место, но осадочек от их внезапной пропажи все же остался.

  А на улице Кремлевской нынешним летом появился «Конь-страна». Сложное по творческому замыслу произведение финского художника татарского происхождения Рафаэля Сайфулина многим казанцам не понравилось еще на стадии замысла. После установки скульптуры шутники сравнили его с самогонным аппаратом и кальяном. Но время, как говорится, лечит, и теперь «Конь-страна» стал нам почти родным.

На появление другого коня - «в пальто», установленного в октябре возле Музея самогона на Баумана, казанцы отреагировали неоднозначно. Создателей трехметрового металлического жеребца в длиннополой кожанке с папиросиной в зубах ругали за неуместный креатив, а те, в свою очередь, сетовали на узость кругозора критикующих.

Следующим по-настоящему весомым арт-объектом в Казани стал открытый в том же октябре двухтонный «Тайказан» - подарок от руководства Восточно-Казахстанской области Казахстана. Скверик, где на высоком постаменте стоит точная копия священного казана из мечети в древнем городе Туркестане, находится на пересечении улиц Качалова и Назарбаева (бывшей Эсперанто).

  В ноябре «памятникопад» увеличил свою интенсивность. Со стороны служебного входа в театр оперы и балета установили лицом к театру, а тылом к проезжей части памятник «летающему татарину» Рудольфу Нуриеву. Споры об очередном шедевре Зураба Церетели и месте его расположения не утихают по сей день.

Тем временем на улице Чистопольской появился давно обещанный памятник святым супругам Петру и Февронии. А на берегу озера Кабан - такой же давно ожидаемый бюст татарского богослова, просветителя, философа Шигабутдина Марджани. На открытии выяснилось, что текст на табличке написан только на русском языке, и президент Татарстана Рустам Минниханов велел дополнить его еще тремя надписями - на татарском, английском и арабском. 

    Из арт-объектов декабря можно вспомнить занятную скульптуру божьей коровки - талисмана женского волейбольного клуба «Динамо-Казань». Правда, стоит коровка Динка не перед Центром волейбола, а внутри него, в музее волейбола.

Совсем уж простенькой композицией оказалась уличная фоторамка «Окно в Казань», торжественно установленная в Старо-Татарской слободе.

- Я считаю, что арт-объектов должно быть в городе много. Интересных, необычных, - одобряет «размножение» памятников заслуженный архитектор РТ Светлана Мамлеева.  - У нас пока мало скульптур не помпезных, а человеческих, обыгрывающих бытовые сюжеты, каких-то эмоциональных дизайнерских приколов.

Согласен с тем, что оригинальных памятников в Казани «недохват», и автор скульптур «Доверие» и «На озеро» Фаниль Валиуллин.

- Предложения поступают, - говорит скульптор. - Месяц назад ко мне обратились предприниматели, которые хотят возле своего ресторана установить скульптуру двух мальчиков. Но пока проект обсуждается. Сделать можно все что угодно. Я бы не сказал, что у нас в городе перенасыщенность такими арт-объектами. Много памятников знаменитостям, но люди охотнее фотографируются с прикольными вещами. А их не так много.

Художник поделился с корреспондентом «Вечерней Казани» своей мечтой: воплотить в жизнь скульптурную композицию, придуманную им еще в рамках своего дипломного проекта.

- Там такой интересный образ: человек борется с большим сомом. Я ее еще никому не предлагал, но ее очень хвалили преподаватели, - признается Фаниль Валиуллин. - Она бы хорошо смотрелась в любом месте, но особенно на набережной.

Шоумен и экскурсовод Айдар Садыков считает, что злоупотреблять малыми архитектурными формами не стоит.

- В каждом городе уже появились памятники Ешкиному коту, слесарю, водопроводчику. Нельзя, чтобы был перебор с котами, конями и разными другими фигурами не самой высокой культурной ценности, - считает знаток города. - Вот бронзовые мальчик с девочкой и собачкой на Профсоюзной придают шарм городу, а с остальными следовало бы быть поаккуратнее.