«Лысый Неморино - это очень трогательно»

Айсылу КАДЫРОВА
Фото Даниила КОЧЕТКОВА

Алексея Татаринцева, солиста московского театра «Новая опера» имени Евгения Колобова, пригласили на два спектакля XXXIII Шаляпинского фестиваля: в постановке «Любовного напитка» Гаэтано Доницетти он исполнил вчера партию Неморино, а в воскресенье в «Севильском цирюльнике» Джоаккино Россини зрители увидят его в роли графа Альмавивы.

- Слава богу, что есть в Казани такой замечательный оперный фестиваль. Для меня большая честь участвовать в нем, - говорит Алексей Татаринцев.

- Когда вы впервые приехали в наш город?   

- Три или четыре года назад: дирекция театра имени Джалиля  пригласила меня на концертное исполнение «Севильского цирюльника». Дебют был удачным, я сразу получил приглашение на постановку этой оперы. Потом была работа над «Любовным напитком».

- Оба этих спектакля ставил режиссер Юрий Александров. Вам комфортно в них играть?

- И комфортно, и очень интересно. Поначалу в «Любовном напитке» мне было трудно принять своего героя, Неморино, лысым. Потом привык. Сейчас я даже нахожу, что лысый Неморино, изливающий в знаменитом романсе свою печаль по поводу предстоящей свадьбы своей возлюбленной Адины, - это очень трогательно.

- Зрители видят бритого наголо Неморино только во втором действии. Трудно носить «лысый» парик?

- Минут двадцать мне лысину на голове сооружают. Сначала аккуратно укладывают мои собственные волосы, надевают на них сеточку, потом - «лысую» шапочку. Шапочек - две, на выбор: можно надеть тряпичную, а можно - резиновую. Резиновая лучше сидит на голове и натуральнее смотрится, но в ней ужасно жарко... Кстати, поверх «лысины» мне надевают еще один парик: именно с него мне сбривают волосы, зрители видят фрагмент этой процедуры...

-  Алексей, про чей голос, который вы слышали в записи или «живьем», можете сказать: божественный?

- Все великие мастера поют божественно. Помню, великая Елена Образцова называла божественным сопрано испанской певицы Монсеррат Кабалье, она ее слышала «живьем»...

 - Вы были знакомы с Еленой Образцовой?

- Да. В 2008 году я участвовал в Международном конкурсе теноров памяти Лучано Паваротти, который организовала в Санкт-Петербурге Елена Васильевна. Я стал лауреатом первой премии... Елена Васильевна была потрясающей. Умела расположить к себе любого человека, с ней было легко... У нас бывали совместные с ней концерты. Знаете, Образцова как никто могла помочь артистам справиться с волнением. Она знала, кого надо рассмешить, кого - поддержать напутствием... Великая певица, выдающийся человек...

- В этот раз на казанский Шаляпинский фестиваль впервые приедет ваша супруга - меццо-сопрано Агунда Кулаева.

- Да, она будет петь Марину Мнишек в «Борисе Годунове» и участвовать в гала-концертах. Я очень горжусь своей женой. Красавица, певица великолепная... Я желаю ей удачи!

- Жаль, что не увидим вас вместе на одной сцене.

- Увидите. Дирекция вашего театра нас обоих пригласила на постановку Мессы си минор Баха. Это режиссерский проект легендарного танцовщика Владимира Васильева, премьера запланирована на весну. Нам с Агундой это предложение показалось очень интересным.

- Трудно двум оперным певцам в одной семье?

- Намного легче, чем если бы в опере пел только один из нас. Мы очень хорошо друг друга понимаем. Умеем правильно поддержать. Когда мы вместе поем, наши голоса сливаются, это большое профессиональное счастье. Большое личное счастье - что мы и живем вместе. У нас уже двое детей: дочка Виолетта и сыночек Данечка. Не знаю, кем они станут, пойдут ли по нашим стопам. Это неважно, мне кажется. Самое главное - это чтобы все в семье были здоровы!...