«Люди просят дать его адрес, но мы не хотим самосуда»: в Казани мать сбитой во дворе пятилетней девочки добивается наказания для водителя

Дарья СУББОТИНА
«Люди просят дать его адрес, но мы не хотим самосуда»: в Казани мать сбитой во дворе пятилетней девочки добивается наказания для водителя

История, похожая на историю «пьяного мальчика», которого насмерть сбила в подмосковной Балашихе дама на иномарке, развернулась в Казани. Водитель легковушки, который наехал во дворе на пятилетнего ребенка, попытался доказать, что девочка сама с разбега врезалась в его припаркованный автомобиль. Эта версия, правда, не устояла, тем не менее следствие отказало в возбуждении уголовного дела, поскольку согласно результатам экспертизы водитель «не располагал технической возможностью предотвратить наезд». Сейчас семья пострадавшего ребенка обжалует это решение в прокуратуре.

Как рассказала «Вечерней Казани» мама сбитой и получившей тяжелые травмы девочки Фатима Д., ЧП с ее ребенком произошло около семи вечера 12 апреля во дворе дома в Авиастроительном районе. Женщина с сыном и дочкой возвращались из магазина. Пятилетняя Ясмина убежала на пять метров вперед и уже развернулась, чтобы вернуться к матери, когда на нее налетел автомобиль «Шевроле Лачетти».

- Он ехал на большой скорости, я крикнула дочке: «Осторожно!», но она не успела отскочить. Как водитель не заметил перед собой ребенка, я не понимаю, может, отвлекся на телефон или что-то еще… Ведь на улице было светло, без дождя. Когда я подбежала, одна нога дочки была под колесом машины, а сама она была без сознания, один раз только открыла глаза, сказала: «Мама!» - и снова закрыла, - со слезами на глазах вспоминает Фатима события страшного вечера. - Все это произошло на глазах моего младшего, трехлетнего сына, который после этого час не мог разговаривать, потерял от страха дар речи. Дочку увезли на скорой в ДРКБ, пять дней она была в реанимации, погруженная в медикаментозный сон. Врачи определили у нее перелом черепа, ушиб головного мозга тяжелой степени, кровоизлияние в мозг и сложный перелом ноги - три месяца ей нельзя было ходить, в ноге стояли спицы.

Водитель «Шевроле» заявил следователям, что его машина не ехала, а стояла во дворе, а девочка сама налетела на нее с разбега.

- Он в день аварии вину признал, а когда его вызвали на допрос, поменял показания, проконсультировавшись с адвокатом. Но как можно поверить, что наезда не было? Ребенок в таком возрасте как бы ни разогнался, череп себе точно не сломает и ногу до такой степени не размозжит. Водитель еще и интервью дал местному телеканалу, говорил, мол, «эти люди с ближнего зарубежья, у них всегда много детей, их самих всегда много бывает», вроде одним больше, одним меньше - не страшно, - возмущается адвокат пострадавшей стороны Руслан Нагиев. - Девочку при смерти в больницу увезли, какая разница, какой она национальности? И никакие они не приезжие, а чечены, граждане России с пропиской в Казани. Женщина одна воспитывает двоих детей. Изначально она вообще не хотела, чтобы водителя наказали, думала, он извинится, предложит помощь, а когда он себя так повел, естественно, семья решила, что не надо его жалеть.

Медицинская экспертиза показала, что здоровью маленькой Ясмины в результате ДТП причинен тяжкий вред, что стало основанием для передачи материалов в Главное следственное управления МВД по РТ (уголовные дела после ДТП возбуждают в случае причинения тяжкого вреда здоровью или смерти).

Следователи ГСУ назначили ситуационную судмедэкспертизу, которая доказала, что водитель обманывает и он совершил наезд на ребенка. Провели и техническую экспертизу, которая должна была ответить на вопрос, была ли у водителя возможность избежать ДТП. И тут эксперт пришел к выводу, что водитель «не располагал технической возможностью предотвратить наезд» и его действия «не противоречили требованиям ПДД». Соответственно, в ГСУ отказали в возбуждении уголовного дела.

- Ну как же не имел возможности, если он ехал по двору, а не по проезжей части, здесь априори преимущество у пешехода! Была не зима, не гололед - сухой асфальт, светло. На асфальте нет следов тормозного пути, чтобы говорить, что он все предпринял для того, чтобы избежать наезда! - горячо отреагировал на результаты экспертизы адвокат Нагиев. - Как выяснилось, стаж работы этого эксперта всего шесть лет, это очень мало для эксперта, он молодой специалист. Вот ситуационную экспертизу проводил сотрудник с более чем 30-летним стажем. Это я понимаю, профессионал!  

Две недели назад защитник написал от имени мамы девочки жалобу в Прокуратуру РТ с требованием назначить повторную экспертизу, доверив ее более опытному специалисту, и возбудить-таки уголовное дело в отношении водителя «Шевроле Лачетти», сбившего ребенка.

- Этот мужчина живет с нами в одном дворе, я его часто вижу, и за все это время он ни разу не подошел, не извинился, не предложил помощь  - наоборот, проходя мимо, смотрит так нагло... То, что мы пережили за эти полгода, я никому не пожелаю, - вздыхает Фатима. - Когда дочку перевели в палату, она первые дни меня вообще не узнавала, было очень страшно, потом потихоньку стала приходить в себя, только недавно начала сама ходить. У нее до сих пор проблемы с памятью, она знала алфавит, цифры, вычитала, складывала, я с ней занималась, а сейчас она все это забыла. По ночам дочка просыпается и плачет, сын младший тоже постоянно спрашивает: «А почему сестренку машина сбила, за что?»

Несмотря на то, что семья пострадавшего ребенка добивается возбуждения уголовного дела, а также намерена подать в суд гражданский иск о возмещении материального и морального вреда, мама девочки, как выяснилось, не желает, чтобы водитель «Шевроле» получил реальный срок:  

- У него ведь тоже дети есть. Просто хочется, чтобы он больше не садился за руль.

В пресс-службе Прокуратуры РТ на вопрос «ВК» о статусе поданной жалобы сообщили, что она находится в производстве прокуратуры Казани, срок проверки по жалобе - до 30 дней.

- Знаете, мне в соцсетях пишут незнакомые люди, просят дать адрес этого водителя, чтобы наказать его по-своему. Но я им всем говорю: даже не думайте! - рассказал «ВК» Руслан Нагиев. - Мама девочки также категорически против разглашения какой-либо информации об этом человеке. Мы не хотим никакого самосуда, будем действовать только в рамках закона.