Магия власти в Татарстане слабеет?

Марина ЮДКЕВИЧ
Магия власти в Татарстане слабеет?

Дополнительные выборы, прошедшие 10 сентября в 38 муниципалитетах республики, продемонстрировали: действующие татарстанские власти сохраняют способность самовоспроизводиться, то есть проводить в депутаты все свои креатуры, а вот поражать федеральный центр уровнем явки то ли больше не желают, то ли уже не могут...

Председатель ЦИК РТ Экзам Губайдуллин на этих выборах как никогда удачно символизировал собой татарстанскую избирательную систему во всей ее гармонии. Надежно изолировав себя от административного ресурса ЦИКа путем выхода в отпуск, глава Центризбиркома стал единственным кандидатом в совет Большешемякинского сельского поселения Тетюшского района и одержал убедительную победу. Свои голоса ему отдали 96,7 процента здешнего электората - 59 человек. При этом большешемякинцы в своем стремлении к избирательным урнам (77,2 процента явки) превзошли общереспубликанский показатель на этих выборах.

В среднем по Татарстану официальная явка избирателей составила 70,7 процента - на предыдущих же муниципальных выборах сентября 2015-го этот показатель достигал 83,5 процента. Это, если довериться официальной статистике, означает: каждый шестой из татарстанцев, избиравших муниципальных депутатов два года назад, на этот раз проигнорировал выборы...

Конечно, торжеству партии власти это никак помешать не может - да хоть бы избиратели и вовсе не явились к урнам! 119 депутатских мандатов получили выдвиженцы «Единой России», пять - кандидаты от КПРФ, по четыре - представители ЛДПР, «Справедливой России» и «Коммунистов России», по два мандата досталось «Родине», партиям ветеранов России и пенсионеров за справедливость. Кроме того, в 9 сельсоветов прошло по одному самовыдвиженцу.

Фирменную примету выборов по-татарстански - официальную явку выше 90 процентов - на этот раз продемонстрировали только в семи районах. Рекорд - за Алексеевским (96,1 процента) и Буинским (96,3 процента) районами.

Впрочем, буинский феномен - не только в запредельно высокой активности избирателей, но и в том, какого кандидата они поддержали столь активно. Сына главы татарстанского управления Росреестра Азата Зяббарова - единоросса Марата Зяббарова - буинцы увидали лишь в июне этого года, правда, сразу в качестве председателя местного райисполкома (до этого он был замминистра сельского хозяйства РТ)... И вот за столь непродолжительный срок подавляющее большинство буинцев, судя по официальным результатам выборов, успели беззаветно полюбить молодого выдвиженца партии власти и вручить ему мандат депутата местного совета, который теперь позволит ему стать полноправным главой района (прежний буинский глава Азат Айзетуллов в июне отправился в отставку)...

Среднереспубликанский показатель явки избирателей был бы куда ближе к результатам этих районов-рекордсменов, если бы не выборы в городах. Основных причин того, что в населенных пунктах с городским укладом жизни явка недотягивает и до трети показателя более патриархальной глубинки, как известно, две. Во-первых, электорат там хоть чуть более независим от начальства. А во-вторых, в городах больше вероятность, что на избирательном участке окажутся грамотные и опытные наблюдатели, само присутствие которых несколько ограничивает возможности фальсификации избирательных показателей.

Пример - состоявшиеся на этот раз довыборы в горсовет нефтяной столицы Татарстана - Альметьевска. Там на единственный вакантный мандат претендовали 7 кандидатов, двое из которых пользовались поддержкой казанских активистов общественной коалиции «За честные выборы». В результате Рамиль Комаров - выдвиженец «Единой России» и сын депутата Госсовета РТ Фоата Комарова - хоть и победил, но с умеренным показателем 54 процента и при официальной явке избирателей всего в 31,1 процента.

В Агрызе явка составила лишь около 22,8 процента. Причем в результате из четырех вакантных мандатов депутата горсовета «Единой России» досталась только половина - по одному мандату получили выдвиженцы КПРФ и Партии ветеранов России.

На выборах в горсовет Чистополя явка была 22,1 процента (все пять мандатов получили кандидаты от «ЕР»). Еще меньше избирателей - 21 процент от общего числа - явились на выборы в Зеленодольске, где в итоге на три вакантных места в горсовете попали выдвиженцы «ЕР», а одно отвоевал самовыдвиженец.

Столица нефтехимическая - Нижнекамск - дала в ходе этих выборов не только низкую явку (менее 22 процентов, по данным ЦИК РТ), но при том и наглядное представление о том, что и низкая явка может быть завышенной относительно реальности.

По официальным данным, на трех из пяти участков этого округа явка составила всего от 12,2 до 15,7 процента. На общеокружной уровень около 22 процентов показатель героически вытянули два остальных участка... Но то, как это было сделано, зафиксировали своими официальными заявлениями наблюдатели.

В частности, член избирательной комиссии участка №2239 с правом совещательного голоса Олег Затонов в заявлении на имя председателя этой УИК констатировал, что хотя он лично насчитал 587 проголосовавших избирателей, в итоговом протоколе этих избирателей оказалсяось 821... А член избирательной комиссии участка №2238 Евгения Зимирева заявила, что «при подсчете мною избирателей, проголосовавших на избирательном участке, их количество составило 362, число проголосовавших досрочно, по сведениям УИК, - 9, число проголосовавших на дому - 4, итого 375... По озвученным сведениям по окончании голосования общее число проголосовавших составило 786 (!), что в два раза превышает число участвовавших в голосовании...».

Но самое необычное в этой ситуации - не невидимые избиратели (эти-то, как давно заметили опытные наблюдатели, давно стали обыденным явлением на всех выборах в Татарстане), а то, кому они принесли победу. Победителем в Нижнекамске стал отнюдь не единоросс - партия власти там просто не стала никого выдвигать, а выдвиженец «Коммунистов России», он же гендиректор вполне себе капиталистического АО «Нижнекамский хлебокомбинат» Рустем Абдуллин...

КПРФ будет в судебном порядке требовать отмены результатов нижнекамских выборов, заявил «Вечерней Казани» руководитель избирательного штаба КПРФ Артем Прокофьев. Он утверждает, что кандидат от конкурирующей за коммунистический бренд партии - под подозрением в подкупе избирателей.

- Наш кандидат Елена Гатина на избирательном участке обнаружила палатку, в которой распространялась продукция Нижнекамского хлебозавода, - рассказал «ВК» Прокофьев. - Причем она не увидела ни ценников, ни кассовых аппаратов, ни фактов передачи денег за эту продукцию. Мы немедленно обратились в суд, и в суде представитель хлебокомбината утверждал, что это в исполкоме поручили им организовать выездную торговлю... Но почему-то, едва наш кандидат заметила эту палатку, ее сразу свернули!..