«Мам, кто меня вырубил?»...Новобранец из Казани стал инвалидом, а уголовное дело прекратили

Марина ЮДКЕВИЧ
«Мам, кто меня вырубил?»...Новобранец из Казани стал инвалидом, а уголовное дело прекратили

Призванный в мае на военную службу 19-летний казанец Артем Иванов до своей части в дальневосточном Уссурийске не доехал. Вечером 4 июня под Читой машинист поезда экстренно затормозил, увидев лежащее на путях неподвижное тело. Это был Артем.

На следующий день в Казани к его матери Наталье Перескоковой пришел представитель райвоенкомата и сообщил, что Артем лежит без сознания в реанимации Читинского военного госпиталя, потому что… спрыгнул с поезда. Но придя в себя, парень рассказал военному следователю, что в эшелоне стал жертвой насилия. На этой неделе ожидается военно-врачебная комиссия, по итогам которой Артем Иванов будет демобилизован - очевидно, с инвалидностью. А уголовное дело, возбужденное было после ЧП в воинском эшелоне по статье 110 УК РФ («Доведение до самоубийства»), прекращено «за отсутствием события преступления»...

Как рассказала «Вечерней Казани» летом после ЧП Наталья Перескокова, Артем шел в армию с желанием. Прощаясь с матерью на вокзале, говорил о веселых будущих сослуживцах: «Знаешь, ко мне прапорщик подошел: у тебя, мол, берцы хорошие, я их конфискую - наверное, пошутил!»… С дороги он звонил маме каждый день, и Наталья слышала, что с каждым звонком состояние сына становится все более подавленным. Артем говорил, что с ним никто не общается, что тот самый сопровождающий прапорщик шептался о нем с другими новобранцами, «что-то плохое про меня говорил»...

Результатом его «прыжка с поезда» стали диагностированные в Читинском военном госпитале открытая черепно-мозговая травма с ушибом головного мозга и кровоизлиянием, переломы позвоночника, трех ребер и другие травмы шеи, груди и конечностей. Наталья Перескокова немедленно написала заявление военному прокурору Казанского гарнизона: «Я считаю, что его сбросили с поезда из-за какого-то конфликта». Также она обратилась в региональную правозащитную общественную организацию родителей призывников Татарстана «За сыновей». С подачи последней к делу подключилась легендарная глава Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова, которая немедленно связалась с Главным медицинским управлением Минобороны и Главной военной прокуратурой, где «главной солдатской матери» сообщили: уголовное дело уже заведено!

- В Читинском госпитале Артем рассказал следователю, что в поезде у него с одним мальчиком, также призванным из Татарстана, был конфликт, - рассказала «ВК» Наталья Перескокова. - Они вместе ходили в вагон-ресторан за супом, несли термосы, и Артем, проходя через вагоны - они ведь качаются! - потерял равновесие, расставил ноги, чтобы не упасть, а этот мальчик запнулся о его ногу, пролил суп и разозлился. Тот мальчишка накинулся на него, повалил на пол... Артем ему объяснил, что все произошло случайно, и на этом вроде бы все закончилось, но, видимо, тот затаил что-то. Когда им сделали очную ставку, этот парень сказал: я за супом в вагон-ресторан не ходил вообще никогда и ничего не разливал!..

Также Артем Иванов сообщил следствию, что у него был «словесный конфликт» с другим призывником, фамилию которого он не успел узнать. Кроме того, в уголовном деле есть показания, что потерпевший обнаружил пропажу своей банки тушенки и спрашивал у одного из новобранцев, не желает ли тот объяснить эту пропажу...

Однако все допрошенные военным следователем новобранцы в один голос заявили, что «неуставные отношения к Иванову не применялись», что они видели в нем «застенчивого, спокойного, неконфликтного, замкнутого» человека, который если и говорил с попутчиками, так только об «армейском быте, на который он не жаловался».

Обстоятельств рокового вечера 4 июня их показания никак не проясняют. «Конфликтов не было», несимпатичный Иванов просто вышел в тамбур покурить в одиночестве, а солдат, вышедший туда же через несколько минут, увидел через открытую дверь тамбура лишь «зеленый тапочек» на переходе между вагонами...

- В реанимации Артем, как очнулся, сразу: «Мам, кто меня вырубил?..» - вспоминает мать. - Следователю он потом рассказал, что стоял в тамбуре, курил и боковым зрением заметил, как подошел какой-то человек высокий. И все - дальше он ничего не помнит. Видимо, сзади подошли, ударили, вытолкнули... Как сказал мне следователь: нет свидетелей, нет зацепки - нет дела... Все повернули так, будто он ни с того ни с сего сам решил выпрыгнуть из поезда. Но зачем, если он хотел служить?!

В постановлении следователя военного СО СКР по Читинскому гарнизону о прекращении уголовного дела говорится, что «к показаниям Иванова в части применения к нему насилия в период следования в поезде следует относиться критически... т.к. у него на тот период имелось временное психическое отклонение». В самом-то деле, ну разве нормальному человеку придет в голову мысль о насилии в российской армии?! Особенно если эта голова пока еще не разбита...

Адвокат Ольга Казакова, представляющая интересы Артема Иванова, отмечает серьезные недоработки следствия, завершившегося столь остроумно. Первая из ее претензий - к тому, что дело было возбуждено по статье «Доведение до самоубийства»:

- Следствие заключило, что он мог «покинуть вагон в межвагонном пространстве, раздвинув соединительные уплотнительные резинки»... Но вагон даже не был осмотрен и не были сняты отпечатки пальцев с этих «уплотнительных резинок»! Нам даже не ответили на просьбу о проведении ситуационной экспертизы, которая показала бы, мог ли он сам выпрыгнуть из поезда. Ведь сам характер его травм указывает на обратное! Но даже если бы он выпрыгнул сам - что это за начальство в этом воинском эшелоне, что за сопровождающие, в каком они были состоянии, что не заметили такого?! И если он психически неуравновешенный, что за призывная комиссия его признала годным к службе?!. Мальчик остался инвалидом, и ничего, никто не виноват - вроде как а был ли мальчик?..

Ольга Казакова заявила «ВК» о твердом намерении добиваться возобновления расследования этого уголовного дела. В настоящее время, сообщила она, помощник уполномоченного по правам человека в РТ уже обратился по этому поводу в военную прокуратуру.

Благодаря усилиям тех же правозащитников Артем из Читы был переведен в Москву, в Институт хирургии им. Вишневского, затем прошел курс реабилитации в подмосковном госпитале, а сейчас находится в московском Центре нейрохирургии им. Бурденко, рассказала «ВК» Наталья Перескокова:

- Ждем сейчас военно-врачебной комиссии. Я навещала Артема на минувшей неделе, и начальник отделения сказал мне: восстановление предстоит еще долгое, то, что он на ноги встает, - уже очень хорошо, после таких травм годами лежат! Я очень благодарна Нине Писановой из организации «За сыновей», всем правозащитникам - в московские госпитали мой сын попал благодаря им и без их помощи вообще ничего не расследовали бы...

- Прекращение уголовного дела обязательно надо обжаловать всеми возможными способами, - заявила «ВК» глава Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова. - Мне хирурги говорили: такие травмы бывают, когда человека выбрасывают из поезда, а не когда он прыгает сам. И что это за объяснение такое: был в депрессии, вот и покончил с собой - а где был дежурный офицер сопровождения?! Даже если это не покушение на убийство и не доведение до самоубийства, то уж халатность налицо!.. А вообще эта история - очень важная. Это история о том, что призывники на фиг не нужны никому! Молодых людей везут в эшелонах, они становятся инвалидами. А вот другая история: сейчас нужно с Дальнего Востока отправлять демобилизованных, а билетов нет... Это же срочники, они всем по фигу, их наше Минобороны за людей не считает! Раз вы не можете привезти их в часть и вернуть оттуда, так какого черта - отменяйте этот гребаный призыв, а взрослый, правильно мотивированный контрактник приедет в часть сам!..