Масгуда Шамсутдинова мечтает о татарском космодроме

Айсылу КАДЫРОВА
Масгуда Шамсутдинова мечтает о татарском космодроме

С композитором Масгудой Шамсутдиновой мы встретились за полтора часа до концерта в рамках фестиваля современной музыки имени Софии Губайдулиной "CONCORDIA". Симфонический оркестр Татарстана готовился исполнить ее симфонию "Чингисхан", и Шамсутдинова производила впечатление человека, абсолютно уверенного в успехе предстоящего концерта. То, что она все же волновалась, я поняла позже.

По окончании концерта Масгуда-ханум отыскала меня в толпе и довольно робко уточнила: "Ну как? Хорошо ведь все прошло?". И это после длиннющих оваций и криков "Браво!"...

А нашу беседу мы начали с вопроса о свежих впечатлениях Шамсутдиновой о Казани.

- В этот раз я приехала из Сиэтла в Казань, и первое, что почувствовала, безумный холод. Тут же сбегала в магазин на улице Адоратского и купила себе меховую шапку. А вчера была на Колхозном рынке, так там такая же шапка стоит на две тысячи рублей дешевле! Мне стало очень обидно, - пожаловалась Масгуда Шамсутдинова. - Никогда не надо торопиться с покупками!

- Где вы остановились в Казани?
- Да как обычно: в своей собственной квартире. Когда девять лет назад я уезжала с семьей в США, не стала ее продавать. Решила пускать в нее жить девочек из деревни, студенток. Мне их знакомые всегда рекомендуют. Денег я с этих девочек не беру, но они сами оплачивают все коммунальные счета. А когда я приезжаю, они освобождают мне одну из комнат...

- Когда два года назад мы встречались с вами, вы рассказывали, что работаете над ораторией по произведению Хади Такташа "Трагедия сыновей Земли"...
- Оратория готова. Я назвала ее "Каин и Авель". В основе - сочинение Такташа, да. Но также я использовала поэму Мильтона "Потерянный рай", "Каина" Байрона, религиозные тексты... Мировая премьера оратории пройдет в Казани, ее исполнят студенческие коллективы нашей консерватории. Точную дату премьеры я вам пока назвать не могу.

- Наверняка сообщите об этом на своей радиостанции "Tatarica"?
- Обязательно! Кстати, Айсылу... Вчера я была так поражена! Получила в поддержку своей радиостанции довольно крупную сумму от неизвестного мне Рустема Хосаинова из Казани. Станция вещает на весь мир, большинство слушателей - американцы. И вдруг такой щедрый подарок от жителя Казани! Спасибо ему огромное... Я даже подумала: если каждый татарин, живущий на нашей планете, перечислит мне по одному рублю, то я получу 300 тысяч долларов и смогу начать строить татарский космодром!

- В США?
- Ну да. Поближе к экватору. О строительстве татарского космодрома с детства мечтал мой сын Надир, сейчас он получил диплом инженера по аэронавтике. А Салих, дипломированный программист, продолжает изучать искусственный интеллект. Робота себе завел, представляете? Меня ужасает, когда я вижу, как робот ставит чайник, открывает дверь... Сейчас все мы живем отдельно друг от друга: я в студии своей и живу, и работаю, сыновья - снимают квартиры. А муж Тагир остался в доме, который мы в Сиэтле арендуем. Но если я вдруг захочу вкусно поесть или с автомобилем у меня какие-то проблемы, я тут же приезжаю к Тагиру. Он у меня мастер на все руки!..

- В Сиэтле вы работаете только на радио?
- Я читаю лекции по истории татарской музыки, у меня много приглашений. Даю концерты. Обо всех моих проектах можно узнавать в рубрике "News" на моем официальном сайте... А радио - это моя отдушина. Я знакомлю слушателей с лучшими образцами татарской музыки - с сочинениями Жиганова, Музафарова, Ключарева, Яхина... Со своей музыкой, конечно же. Всякий "ширдым-бырдым" на моем радио нет и никогда не будет. Вот сейчас вернусь и обязательно расскажу о казанском фестивале "CONCORDIA". О симфоническом оркестре Татарстана и его дирижере Сладковском. Я в восторге от маэстро, от его таланта. Здесь, в Казани, еще не скоро осознают, как много полезного он делает для Татарстана.
- Можно ли сказать, что вы - знаменитость Сиэтла?

- Не знаю. Про меня там все говорят: "О, это же леди Lullaby!". То есть называют меня "леди Колыбельная": все знают, что в многонациональном Сиэтле я собираю колыбельные народов мира. В моей коллекции уже триста колыбельных: триста историй о любви матери к ребенку, триста уникальных напевов, триста потрясающих текстов...

- А как вы там отдыхаете?
- Меня приняли в общество грибников. Выдали лицензию. Теперь с моими новыми друзьями-грибниками хожу в лес. Американцы восторженно орут, когда видят гриб. А я молча всегда собираю. И не брезгую, как они, свинушками и волнушками. И у меня всегда самые полные корзинки! Они, кстати, дали мне задание найти координаты казанских грибников. Никак не могу найти. В Казани, если я правильно понимаю, нет общества грибников. Жалко. Мои американцы так хотят дружить! В деревенском смысле слова - дружить. По-простому. Без задней мысли о выгоде. С радостью встретиться и встречаться в этой жизни вновь.

- Масгуда-ханум, вы всегда были жизнерадостным человеком?
- У меня светлое мироощущение. Трагедия генетически мне не присуща. Я думаю, что всем татарам трагедия не присуща. Мы же кочевники по сути, любопытные. Мы очень любопытный народ - вот как маленькие кошки. А я еще и композитор! Это самая счастливая профессия на свете. Потому что музыка - это и утешение, и радость, и спасение... Она сама ко мне приходит. И все, что мне нужно, это только ее записывать...