"Меня знают не только как Крутикова, не только как Светлова..."

Айсылу КАДЫРОВА
"Меня знают не только как Крутикова, не только как Светлова..."

Одним из самых запоминающихся участников XXIX Международного оперного фестиваля им. Ф.И. Шаляпина стал бас Михаил Светлов (Крутиков). Как и в прошлом году, солист New York City Opera и Metropolitan Opera исполнил в фестивальном "Борисе Годунове" партию Варлаама.

За пределами России выпускника Московской консерватории и экс-солиста Большого театра Михаила Крутикова (это его настоящая фамилия) знают как Михаила Светлова. О нем говорят и пишут: "Mikhail Svetlov is a great bass from Moscow" ("Михаил Светлов - великий бас из Москвы"). Это не совсем правда, потому что родной город певца - Калининград. Там он окончил музыкальное училище. Вместе с Олегом Газмановым и Ладой Дэнс его считают одним из самых успешных выпускников.

Жителем Нью-Йорка Михаил Светлов (Крутиков) стал в 1996 году. С тех пор поет на самых престижных сценах мира. Он первый русский певец, выступивший с сольным концертом в Новой Зеландии после триумфального исполнения партии Мефистофеля в "Фаусте" в Новозеландской опере. В свои проекты его неоднократно приглашали такие выдающиеся дирижеры, как Иегуди Менухин, Мстислав Ростропович, Клаудио Аббадо, Владимир Ашкенази... Светлов дважды был удостоен французской премии "Telerama" за участие в записях опер "Скупой рыцарь" Сергея Рахманинова (партия Барона) и "Юдифь" Александра Серова (партия Олоферна). В 2003 году Светлов был номинирован на "Грэмми" за участие в записи "Истории солдата" Игоря Стравинского (партия баса)...

- Вы помните, когда первый раз выступили в Казани?

- В 1988 году это было. Меня пригласили на заглавную партию в "Борисе Годунове". А Владимир Огновенко, который в этот раз поет Бориса, в день моего казанского дебюта пел Варлаама. Но дебют у меня был не классический: оперная труппа театра Джалиля к тому времени меня уже хорошо знала. Помню, ваши артисты гастролировали в Германии, и у них заболели все исполнители Бориса Годунова. Каким-то образом вышли на меня, и я прилетел из Нью-Йорка выручить казанский театр. За неделю я спел тогда Бориса в шести спектаклях! Надо было позвонить представителям Книги рекордов Гиннесса...

- Вы все басовые партии в "Борисе Годунове" успели исполнить?

- Да. Посчастливилось мне и участвовать в знаменитой записи этой оперы с оркестром "Берлинер Филармоникер" под управлением великого маэстро Клаудио Аббадо. Диск фирмы "Sony classical" 1994 года - это уже историческая запись. В этот проект Аббадо пригласил меня на партию Пристава. Я, молодой еще тогда, сказал ему: "Маэстро, я бы хотел записать с вами не такую маленькую партию". А он ответил, что в "Борисе Годунове" нет маленьких ролей, что это глубокая драма, в которой каждую партию можно исполнить гениально. Это правда.

- Почему, оказавшись на Западе, вы из Крутикова превратились в Светлова?

- Это сугубо личное, я никогда не комментирую историю возникновения своего псевдонима. Многие теперь меня знают не только как Крутикова, не только как Светлова, но и как Светлова-Крутикова.

- Вы устаете от музыки?

- Никогда. Усталость я чувствую только физическую. Но силой мысли можно и ее преодолеть. Сила мысли, внутренний настрой - великое дело. Помню, я заболел, когда в Новой Зеландии должен был петь Мефистофеля. Говорить не мог! Но внушил себе, что боль уходит. И голос сразу появился.

- На каком языке вы думаете, когда поете, допустим, на французском языке? Или на итальянском?

- На каком языке пою, на таком и думаю. Никогда не смешиваю языки, знаю точный перевод каждой фразы, которую пою. А почему такой вопрос?

- Иногда возникает ощущение, что все русские певцы, что бы они ни пели, поют по-русски. Просто заучивают текст и поют. Одинаково в их исполнении звучат слова и во французской "Кармен", и в итальянской "Тоске"...

- Да, случается такое. Это оттого, что они не учат язык с носителем языка, совершенно не работают над произношением. Мне, наверное, повезло: я живу в Нью-Йорке, возможностей найти носителя какого угодно языка - масса. Недавно искал венгра, чтобы выучить венгерский. Нашел. И в Опере Квебека пел Синюю Бороду в опере Бартока "Замок герцога Синяя Борода".

- Михаил, как вы отдыхаете?

- Я не устаю от своей работы, которая, если ты профессионал, никогда не прощает расслабления. Мне удовольствие доставляет всегда поддерживать себя в хорошей форме. Но сутки напролет о работе не думаю, конечно. В свободное время пишу стихи, смотрю футбол. Да, я страстный болельщик. Давно болею за "Арсенал" и ЦСКА. Ну а когда ваш "Рубин" стал известен миру, интересным мне стал и "Рубин"...

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.