Михаил Касьянов: «Я не собирался в оппозицию, считал, что Путин просто совершает ошибки»

Марина ЮДКЕВИЧ
Михаил Касьянов: «Я не собирался в оппозицию, считал, что Путин просто совершает ошибки»

Председатель Партии народной свободы (ПАРНАС) Михаил Касьянов в рамках подготовки к сентябрьским выборам в Госдуму РФ 11 марта приехал в Казань, встретился с предпринимателями и поговорил с корреспондентом «Вечерней Казани» - о времени, о себе и о проблемах страны.

- Исполнилось 12 лет, как вы - премьер-министр России - были отправлены в отставку Владимиром Путиным.

- Да, 24 февраля это было.

- Помните свои ощущения?

- Это было… удивительно. Потому что я не усматривал в этом логики. Это было за две недели до выборов, когда заканчивался президентский срок, а значит, и премьерский, и вдруг за две недели до этого Путин принимает такое решение. И он ведь даже не смог объяснить мне его причины. Только потом стало ясно, что ему представили некие доклады, что я якобы готовлю чуть ли не переворот. Что я подговариваю кандидатов в президенты отказаться от участия в выборах, чтобы интерес к выборам у граждан был минимальный и не пришло на участки 50 процентов избирателей (еще действовала норма о минимальной явке), тогда выборы признали бы несостоявшимися и до новых выборов власть перешла бы в руки премьер-министра…

- То есть в ваши.

- То есть в мои. У меня таких мыслей не было, но так ему доложили, и это стало истинным мотивом решения, к которому он сам не был готов. Я узнал о нем на очередной рабочей встрече, на которой президент сказал, что он имеет право отправить премьера в отставку… На что я возразил, что не имеет он по Конституции такого права; вот отправить в отставку все правительство - это да! Он сначала с этим не согласился, но я тут же набрал главного юриста администрации президента, и тот сказал, что президент вправе отправить в отставку только весь кабинет разом. Вот так появился указ об отставке правительства.

- После этого Игорь Сечин и произнес фразу: «Спасибо, что научили нас управлять страной»?

- Да. Он сказал еще: «Мы верим, что теперь мы сможем сами».

- И как вы через 12 лет оцениваете успехи ваших учеников?

- Ну, я бы не сказал, что учеников… Вы хотите спросить мое мнение, сумели ли они управлять страной? Нет, не сумели! Потенциал, накопленный теми реформами, которые под моим руководством были проведены, не был использован для дальнейшего развития страны. Модель развития перестала работать, хотя цена на нефть росла.

- Во время вашего премьерства она была долларов 30 за баррель?    

- От 16 до 30. В течение пяти лет, что я был министром финансов и премьером, средняя цена была 25 долларов за баррель. В следующие лет пять она была 70 долларов. А потом - 100 - 110, и рост экономики прекратился при такой цене! Потому что они - вот те, кого вы назвали моими «учениками», - просто пожинали плоды прежних реформ и растрачивали средства, которые приходили в страну из-за высокой цены на нефть и газ. С 2008-го по 2015-й в страну пришло больше 2 трлн долларов этих сверхдоходов! И они в большей части растрачены.

Вот сегодня было уже объявлено, что гособоронзаказ сокращается на 10 процентов. Следующими под сокращение пойдут другие оборонные расходы. А потом дело дойдет и до зарплат врачей и учителей и пенсий - я не говорю, что они будут сокращены, но по крайней мере не будут повышаться. Уже и так запланированная индексация пенсий на этот год - 5 - 6 процентов при инфляции в 15 процентов. То есть закладывается в плановом порядке сокращение доходов пенсионеров.

- Кстати, вы в бытность премьером начинали пенсионную реформу…

- …которая сейчас, к сожалению, перечеркнута. Принципиально важным ее элементом было введение накопительной части, которая позволила бы гражданам чувствовать, что они сами формируют будущую свою пенсию. Теперь, уже третий год подряд, эти средства отнимают у граждан. Конечно, власти говорят: «Мы их не отнимаем, мы их заморозили»… Но посмотрим, где эти средства будут через два года, будут ли они приумножены и «разморожены» или просто ушли в бюджет для закрытия его дыр. 

Когда цена на нефть стала немного расти, мы создали государственный резервный фонд: все доходы, что образовывались от цены свыше 25 долларов за баррель, мы отправляли туда. Сегодня эти средства все еще финансируют дефицит бюджета, но к концу этого года их уже может не остаться. Хотя Путин все издержки дефицита старается переложить на население: оно-то все вытерпит, а резервные фонды ему желательно сохранить как инструмент управления.

- О чем больше всего говорили татарстанские предприниматели на встрече с вами?

- Проблема сохранности собственности: эта озабоченность - общая. Они рассказывают: вот у нас успешный небольшой строительный бизнес, боимся, что отберут! Такое по всей стране происходит… А вопрос Крыма разделил аудиторию напополам.

- За заявления, что Крым присоединен к России незаконно, вас как только не полоскали…

- На этой встрече мои суждения на этот счет разделила половина аудитории, которая, как я предполагаю, симпатизирует крымским татарам. Другие говорят: а как же русские, которые там живут, - их что, обратно в Украину запихивать?!  

- Пятьдесят на пятьдесят, значит… А где же пресловутые 86 процентов за «Крым наш»?

- Ну так предприниматели - люди продвинутые. К тому же по прошествии двух лет отношение к проблеме Крыма и в целом в обществе, как я думаю, меняется.

- Я сейчас подумала: ведь ПАРНАС - единственная в России партия, созданная людьми, которые до этого занимали ведущие позиции в федеральной исполнительной власти. Покойный Борис Немцов - первый вице-премьер, вы - целый премьер-министр… У номенклатурной «Единой России» такого уровня руководителей никогда не было. В мировой практике партия, созданная персонами такого ранга, обречена быть одной из правящих. Почему же в России ПАРНАС относится к наиболее гонимой оппозиции?

- Во-первых, я не планировал уйти в оппозицию. Тогда я считал, что Путин совершает ошибки, но не верил в то, что его действия были преднамеренными: это давление на бизнес, арест Лебедева и Ходорковского, давление на Украину и Белоруссию, запрет мне проводить газовую реформу… Я думал, что это просто ошибки. Даже после моей плохо объяснимой отставки идти в оппозицию я не собирался. Стал заниматься инвестиционным бизнесом, уже начал несколько проектов, плюс Путин попросил меня заняться созданием международного банка, поскольку моей концепцией во время премьерства была как раз большая интеграция с Евросоюзом.

Но когда после бесланской трагедии в сентябре 2004 года Путин де-факто начал антиконституционную реформу…

- Отмена выборности губернаторов…

- …Насильная перерегистрация партий - из 44 их осталось шесть, изменение системы выборов… Потом отобранные у ЮКОСа активы были проданы зарегистрированной в тверской пивной «Байкалфинансгрупп»… Начался передел собственности. Вот тогда я к Путину пришел и сказал: все, я не буду с вами взаимодействовать, потому что все, что происходит, противоречит моим убеждениям. Я остался со своими убеждениями, а Путин изменил политический курс страны. Граждане это предпочли не замечать, потому что росли доходы: вторая пятилетка после реформ была успешной, власть могла просто ничего для роста не делать… А в следующую пятилетку при доходах от нефти, возросших в два раза, роста уже никакого не было. Тогда я решил прекратить свой бизнес и пришел в политику.

Успешная наша партия или неуспешная, стоило бы говорить, только если бы нам позволяли общаться с гражданами, а не так, как это происходит все эти годы.

- На 23 - 24 апреля назначено голосование на сайте, обещают, что каждый, не обязательно партиец, сможет в ходе этих праймериз выбрать до 12 кандидатов, которые получат места в списке ПАРНАСа. Это количество мест только в федеральной части списка и будут еще региональные группы, в частности, в Татарстане?

- У нас общефедеральная часть будет маленькой - 4 - 5 человек максимум, чтобы регионы в случае успеха получили больше проходных мест. Разумеется, в Татарстане будет региональная группа.  

- А на какой результат вы рассчитываете?

- На хороший: сформировать фракцию в Государственной думе. Согласно анализу социологических опросов, проведенных в ходе последних выборов президента России и Госдумы, 6 млн человек проголосуют за нас, если мы убедим их, что эти выборы не фикция, а последний шанс мирного начала смены власти. При явке в 50 - 55 процентов это практически 10 процентов голосов.

- Но к ним надо как минимум получить доступ. Между тем такое впечатление, что на вас (а чуть раньше - на Борисе Немцове) кем-то отрабатывается новый стандарт поведения по отношению к оппозиционным политикам в России. Все-таки кидание тортами и травля организованными группами в общественных местах даже в 1990-х не практиковались…

- Идет разжигание розни, ненависти в обществе, нетерпимости к мысли. Это преступная вещь, которую власть делает в первую очередь через пропаганду телевизионную. У московского офиса ПАРНАСа стоят с плакатами типа: «Нацпредатели, расстрел, 1937 год»… Это все специально организованные и оплачиваемые действия, поэтому я власть в них обвиняю - власть, а не людей. А эти люди, они одни и те же, уже в пятый город со мной едут!

- Так вы их уже узнаете в лицо?

- Да мои помощники их и по фамилиям знают! Они и в Питере со мной были, рвались громить. Там, правда, полиция их не пустила. А во Владимире было видно, что полиция просто срослась с ними, и ФСБ им помогала в открытую. Здесь у вас до серьезного столкновения не дошло: мы своими силами научились защищаться.

- Когда «ВК» опубликовала информацию о вашем предстоящем приезде, на сайте появился гневный комментарий, что это вы угробили КАПО. Признайтесь, что вы с ним сделали?

- Я сюда приезжал в 2002 году и кроме КАМАЗа специально посетил ваше авиационное объединение. И именно тогда мы выстроили программу, по которой ТУ-214, он тогда выпускался как гражданский самолет, поддерживавший оборонную составляющую этого предприятия, стал базовым приоритетным направлением. Более того, мы дали рекомендацию отечественным авиакомпаниям его закупать, и государство само закупило в президентский авиаотряд несколько ТУ-214, чтобы загрузить предприятие на несколько лет. Но потом, когда после моего ухода из премьеров нефть стала расти, всем же стало неинтересно заниматься вообще какой-либо промышленностью!       

Честно говоря, вот такого, что я загубил КАПО, мне раньше слышать не приходилось. Могли говорить, что я всячески уговаривал президента Шаймиева отказаться от условий соглашения, подписанного в 1994 году, - это да…

- Вы имеете в виду особые условия по перечислению налогов в федеральный центр?

 - Да. Я доказывал Минтимеру Шариповичу, что Татарстан способен без специальных условий создать открытое экономическое пространство и республика будет жить лучше, чем если кругом все будут тыкать пальцем: «А почему это Татарстан живет в каких-то привилегированных условиях?!» И мне удалось его убедить, и рост экономики в Татарстане стал выше, чем в других регионах России.

- Вы Путина давно знаете. Как вы думаете, как долго он рассчитывает оставаться у власти?

- Это вопрос ко всем нам. А Путин… Если он болеет за будущее страны, не хочет ее разрушения, то уже сейчас надо начинать изменения. Он должен «расслабить» ситуацию - дать гражданам возможность использовать свои конституционные права, провести честные свободные выборы в Госдуму, а тогда начнутся изменения. Не революционные, без насилия, - плавные… А в 2018 году он может выставить свою кандидатуру снова - и пусть, но я думаю, честные, свободные выборы он проиграет.