"Мне интересно жить, а не ныть"

Айсылу КАДЫРОВА
"Мне интересно жить, а не ныть"

С балериной Юлией Пономаревой мы не виделись почти год. За это время она успела уволиться из театра им. Мусы Джалиля, подписать контракт с балетной труппой Хорватского национального театра в Сплите (Croatian National Theatre in Split), выйти замуж и заключить новый контракт - с американской компанией Dance Alive National Ballet.

О переменах в ее жизни мы побеседовали на днях в Казани: Юля прилетела в гости к родителям...

- Давай вспомним, как ты, успешная и востребованная в Казани танцовщица, получила контракт Croatian National Theatre in Split?

 - Это было неожиданно. У меня есть аккаунт на популярном видеохостинге YouTube, куда я выкладываю свои видеозаписи. Однажды видео с фрагментами моих сценических и репетиционных выступлений увидели представители балетной компании Сплита. И связались со мной. Решение я приняла быстро, потому что мне понравились все предложения хорватской стороны: репертуар, гастроли, зарплата, медицинская страховка, место проживания...

 - Не обманули тебя?

 - Нет. Я получила все, что мне было обещано. Жила недалеко от моря на прекрасной двухэтажной вилле, которую делила с одной девушкой из труппы. Танцевала в балетах классического наследия и много современной хореографии. Это было очень здорово!

- Расскажи про своей первый рабочий день в Сплите.

- Пешком дошла до работы, это заняло двадцать минут. Ну и как обычно: начался урок, который педагог давала на тогда непривычном мне хорватском языке. Труппа - пятьдесят человек: хорваты, сербы, итальянцы, японцы, американцы, украинцы, русские... Отличные ребята, очень все приветливые, общительные. Чтобы тебе было понятно: это как если бы в труппе работало пятьдесят Артемов Беловых и Нурланов Канетовых. Я привела в пример замечательных премьеров Казанского балета, потому что для меня каждый из них - образец доброжелательности и воспитанности.

- Доброжелательность в коллективе - самое сильное твое потрясение от хорватского театра?

- Да. А еще поразило, что там никто и никогда ни на кого не орет. Когда репетируешь спокойно и в атмосфере уважения друг к другу, результата достигаешь намного быстрее, и это всегда качественный результат. В хорватской труппе, что ценно, с одинаковым уважением относятся и к солистам, и к артистам кордебалета. Представляешь, там абсолютно каждой танцовщице прическу и грим для спектакля делают специалисты. И с каждой потом они же грим снимают, прическу "расплетают". Там, если ты артистка балета, твое дело - только танцевать.

- Твой репертуар обогатился за этот год?

- Еще как! Я станцевала сольные партии в неоклассических балетах "Neostvareni susreti" ("Неосуществленные встречи") Лилианы Гвозденович, "Touch" (Касание") Рами Беэра, заглавную роль в "Кармен" Валентины Турку... Танцевала в бурнонвилевском балете "Неаполь", который ставил датчанин Джонни Элиасен. И свою любимую Фею Сирени в "Спящей красавице" танцевала. Репетировала, мне очень повезло, с ученицей Вагановой - Людмилой Николаевной Сафроновой. И с ученицей Сафроновой - Еленой Панковой. Скучать было некогда!

- А как на тебя вышли представители американской компании Dance Alive National Ballet?

- Еще до переезда в Хорватию я эксперимента ради разослала свои резюме во многие зарубежные труппы. Мне было интересно проверить, отвечают ли на резюме танцовщиц из России, реально ли получить работу за рубежом и так далее. Так вот: мне все ответили, и в каждом ответе было приглашение приехать на собеседование. Но только в одном ответе - от Ким Таттл и Джуди Скиннер, руководительниц Dance Alive National Ballet - я прочла, что так понравилась и так подхожу их особенной труппе, что меня готовы взять без собеседования на очень приличную зарплату (я ее называть не стану), и, если я не против, они начнут делать мне визу. Конечно же, я согласилась. Во-первых, мне интересна Америка. Во-вторых, город Гейнсвилл в штате Флорида, где и базируется труппа, занимает первое место как самый благоприятный город для проживания в США. Ну и Dance Alive National Ballet - профессиональная, но небольшая (человек двадцать) труппа с тридцатипятилетней историей. В ее репертуаре - номера из балетов классического наследия, балеты Баланчина и постановки современных хореографов.

- Процесс оформления визы был долгим?

- Быстро такие дела не делаются. Мне дали рабочую визу со статусом О-1. Ее дают, я могу процитировать, "людям с выдающимися способностями, то есть сумевшим достичь высшего уровня профессионализма и признания". Все на это влияло: мои оценки в дипломе, рецензии в газетах и журналах, интервью.

- А замужество твое - тоже повлияло?

 - Когда уезжала в Хорватию, я не предполагала, что встречу там свою судьбу. Да, я вышла замуж. За танцовщика Алексея Кузнецова, он - выпускник Киевского хореографического училища. Алексей моложе меня: мне 27 лет, а ему 24. Свадьбу играли в Киеве... Когда у меня завертелось-закрутилось с Америкой, он сказал: "Конечно же, я поеду с тобой. Главное - чтобы ты была рядом!". А когда работодатели в Америке узнали о моем замужестве, то, вопреки опасениям, пригласили на работу и Алексея. Кстати, в Dance Alive National Ballet я буду не только танцевать. При труппе есть балетная школа, в которой мне предложили преподавать (пригодился диплом педагога хореографии Казанской консерватории!). Волнуюсь, конечно. Уже знаю, что у меня будет четыре класса. И необидная оплата: 40 долларов за один академический час.

- Юля, я правильно понимаю, ты ни о чем не жалеешь?

- Ни о чем. Если начинаешь сожалеть о чем-то, если тебя что-то не устраивает, то нужно не ныть, а начинать менять что-то в своей жизни. Мне интересно жить, а не ныть, понимаешь?