«Мне никогда не нравится, как я исполнил Бориса»

Айсылу КАДЫРОВА
«Мне никогда не нравится, как я исполнил Бориса»

Титульную партию в самом главном спектакле Шаляпинского фестиваля - народной драме Мусоргского «Борис Годунов» - впервые в Казани исполнил Владимир Маторин, солист Большого театра России. Критики считают, что эта роль, которую певец играл на разных  сценах мира, в том числе в Лионской и Парижской операх, в Гран-театре (Женева), Лирик-опере (Чикаго), в театрах Окленда и Веллингтона (Новая Зеландия), Национальном театре Праги, Хьюстонской Гранд-опера (США), - пик его славы.

- Баса, который готовится спеть Бориса, я сравниваю с биатлонистом. Спортсмену, чтобы чисто стрелять, нужно уже за километр до стрельбы думать и о ней тоже, двигаясь энергично, не сбавляя темпа. Так и певцу: чтобы хорошо спеть и сыграть Бориса, нужно за неделю до спектакля чувствовать себя в него погруженным, - объяснял Владимир Маторин корреспонденту «ВК» накануне своего казанского выступления. - За неделю до «Бориса Годунова» я не могу спокойно ни спать, ни есть. Я погружаюсь в спектакль, в роль. За пять часов до спектакля я перестаю есть... Борис - особенная роль. Это творческий экзамен, отчет... До спектакля я сам не свой: глаза смотрят внутрь, в душе - психоз. Ощущение - будто всех артистов, участвующих в «Борисе...», посадят в самолет и заставят прыгать с парашютом. И вот прыгающих, допустим, десять, а парашютов - только два. Кому они достанутся? Самым достойным...

-  Еще в 1989 году, когда вам было сорок,  Годунов в вашем исполнении был признан международной музыкальной общественностью лучшей оперной партией года. А когда вы впервые исполнили эту роль?

- В 1989 году мне сорок один было. А год тот был юбилейный - отмечали 150-летие Мусоргского... Впервые же за Бориса я взялся еще в студенческие годы - в одну из зимних сессий пел сцену смерти Годунова. Я учился в институте имени Гнесиных... На настоящей театральной сцене я впервые сыграл Годунова в 1987 году. Это было в Ленинграде, в театре имени Мусоргского, ныне это Михайловский театр... С тех пор я исполнял партию Бориса огромное количество раз. Могу сказать, что не все дирижеры понимают специфику этого спектакля. Специфична она из-за партии Бориса. Все сцены с его участием - это кульминационные моменты его жизни. Он сам себя сжигает... Любимая моя роль. Для баса она трудна, потому что написана для баритона. А еще трудна потому, что начиная с Федора Ивановича Шаляпина задан такой высочайший стандарт исполнительства!.. Мне никогда не нравится, как я исполнил Бориса. Мне всегда хочется, чтобы получилось еще лучше.

- Кого из иностранных вокалистов вы бы назвали лучшим исполнителем Бориса Годунова?

- Лучший сегодня иностранец, поющий Бориса, это Джон Томлинсон из Лондона. Он примерно мой ровесник, у него прекрасное русское произношение. И голос красивый очень. Золотой бас! Еще мне нравится из иностранцев в роли Бориса Ферруччо Фурланетто. Итальянский бас. Потрясающий. Он тоже примерно мой ровесник...

- Владимир Анатольевич, почему вы только в этом году согласились исполнить в Казани партию Годунова?

- В этот раз серьезным было приглашение: меня за год до спектакля начали пасти. А до этого знаете, как было? Звонят 1 сентября и говорят, что спектакль  5 октября. А у меня на два года вперед все расписано!.. Я в Казани два раза уже гастролировал, оба раза выступал с дирижером Фуатом Мансуровым: филармония татарская приглашала. Помню, в первый раз должен был исполнять на концерте песню Варлаама «Как во городе было, во Казани» из «Бориса Годунова». И спрашивал все Мансурова, не побьют ли меня здесь за такой репертуар, не обидятся ли. Маэстро успокаивал: «Ничего страшного!». И действительно: хорошо меня тогда приняли, не обиделся никто. А второй свой приезд я запомнил по другой причине. Приехал в вагоне класса люкс, а в обратный путь мне вручили билет в плацкартный вагон на верхнюю полку. Конечно, я поменял этот билет, доплатил... Приятные воспоминания!