«Мой муж сидит, а за смерть дочки никто не ответил»: в Татарстане мужчина убил хозяина притона, где погибла 14-летняя школьница

Регина КИРИЛЛОВА
«Мой муж сидит, а за смерть дочки никто не ответил»: в Татарстане мужчина убил хозяина притона, где погибла 14-летняя школьница

От отравления газом из баллончика для зажигалок умерла осенью прошлого года восьмиклассница в Зеленодольске. Близкие девочки возмущаются: следственные органы не стали разбираться в обстоятельствах смерти школьницы и выяснять, что творилось в притоне, где нашли ее тело. Вместо них это попытался сделать отчим девочки. Его визит в нехорошую квартиру закончился убийством хозяина.

УШЛА В ШКОЛУ И НЕ ВЕРНУЛАСЬ

Восьмиклассницу Милену обнаружили мертвой в чужой квартире на улице Гоголя 17 ноября прошлого года. В тот день, как рассказала корреспонденту «Вечерней Казани» мама девочки, 34-летняя Екатерина Романова, ничто не предвещало беды: дочка, как обычно, ушла утром в школу…

- После уроков она не появилась дома, но так как почти ежедневно дочь ходила на занятия по легкой атлетике, мы не сразу забеспокоились. У нас была договоренность, чтобы в полвосьмого Милена была дома, и она никогда не нарушала это правило, - говорит женщина. - Но в тот день в положенное время она не вернулась. Мы с мужем забили тревогу, я начала обзванивать ее подруг, учителей, и выяснилось, что она в школе вообще не была! А через час нам позвонили из полиции и сказали, что дочка найдена мертвой в какой-то квартире… Мы поехали туда. Квартира оказалась настоящим притоном. Тело Милены лежало на полу в комнате, а на кухне сидели 50-летний хозяин квартиры и его сожительница. Они пили спиртное, и их абсолютно не волновало происходившее, они даже скорую дочке не вызвали!

Выяснилось, что в квартире проживают также двое сыновей сожительницы владельца 18 и 23 лет (в тот день родители умершей девочки их не застали, так как обоих увезли в отдел полиции для дачи показаний). По информации Екатерины Романовой, оба парня состоят на учете у нарколога, и именно их мама Милены винит в вовлечении дочери в сниффинг (токсикомания посредством вдыхания газа, как правило, бутана).

- С первого же дня мы начали собственное расследование, - продолжает Екатерина. - Удалось выяснить, что квартира, в которой погибла моя дочь, - настоящий притон. Два парня - пасынки владельца этой «вписки» - регулярно заманивали туда девчонок-подростков. Давали им вдыхать газ, после чего одурманенных жертв насиловали. Оказалось, что моя дочь тоже была изнасилована примерно за месяц до смерти! Уже в морге патологоанатом нам об этом сказал. Я начала расспрашивать подруг Милены, и они сознались: мол, да, она им говорила, что была изнасилована, но просила молчать. Ах, если бы мы еще тогда узнали об этом, то сразу обратились бы в полицию и дочь осталась жива... С мужем мы на тот момент были год как женаты. Он тяжело переживал эту ситуацию. Мы ведь готовили документы на удочерение Милены Айратом, уже получили отказ от родительских прав биологического отца. 

К удивлению матери и отчима Милены Айрата Сингатуллина, 27 ноября в СУ СКР по РТ после проверки вынесли отказ в возбуждении уголовного дела по факту смерти девочки. Как сообщили сегодня корреспонденту «ВК» в пресс-службе ведомства, в произошедшем не нашли состава преступления. Школьница, по данным следователей, вдыхала газ добровольно и в половую связь вступала тоже добровольно, поскольку признаков сексуального насилия на ее теле не обнаружено.

- Мы до сих пор не знаем, что же произошло в тот день, как наша дочка, которая училась на четверки и пятерки, занималась спортом, оказалась в том притоне, - сокрушается мать Милены. - Мы так надеялись, что следствие разберется в этом... Но никто не захотел разбираться ни со смертью несовершеннолетней девочки, которая, по мнению следователей, сама во всем виновата, ни с нехорошей квартирой.

В УБИЙСТВЕ СОЗНАЛСЯ САМ

Получив отказное решение, мать и отчим умершей девочки попытались оспорить его у руководителя следственного отдела по Зеленодольску СУ СКР по РТ и в Зеленодольской горпрокуратуре. Когда эти попытки не увенчались успехом, обратились в Зеленодольский горсуд - и снова потерпели фиаско. Сейчас аналогичная жалоба Айрата Сингатуллина находится в Верховном суде РТ - ее рассмотрение назначено на 27 апреля. Правда, рассматривать ее будут, вероятно, в отсутствие заявителя: сам 30-летний Айрат Сингатуллин находится в СИЗО за убийство хозяина притона, где умерла Милена.

«После поминок на 40 дней, 29 декабря 2017 года, разочаровавшись в наших правоохранительных органах, в состоянии отчаяния я был вынужден самостоятельно отправиться в тот самый притон по улице Гоголя для выяснения конкретных обстоятельств гибели моей дочери, - написал в «Вечернюю Казань» из следственного изолятора Айрат Сингатуллин. - Меня встретил пьяный хозяин квартиры, являвшийся отчимом тех самых парней, сгубивших мою дочь. Впустив меня в квартиру, где повсюду валялись пустые бутылки из-под спиртосодержащих жидкостей, тюбики из-под клея, баллончики из-под газа для заправки зажигалок, он начал нецензурно оскорблять мою покойную дочь и избивать меня. В результате у меня возникло состояние сильного душевного волнения, я схватил со стола первый попавшийся мне под руку предмет, нож, нанес ему два удара, от которых он впоследствии скончался». 

5 января этого года Сингатуллин сам явился в полицию и сознался в убийстве, хотя в деле уже имелись другие подозреваемые. Он был арестован, и 30 марта Зеленодольский горсуд приговорил Сингатуллина к 12 годам колонии особого режима с учетом того, что у мужчины имеется непогашенная судимость по аналогичной статье. 

Тем не менее защита Сингатуллина считает, что суд не учел обстоятельства, которые предшествовали убийству, и вынес неоправданно суровый приговор. Сам осужденный настаивает, что совершил убийство в состоянии аффекта. Однако эксперты решили, что мужчина хотя и находился в состоянии сильного душевного волнения, все же мог контролировать свои действия. 

- Получается, что мой муж, которому было не наплевать на случившееся, теперь сидит, а за смерть дочки никто так и не понес наказания. Разве это справедливо? - сокрушается Екатерина Романова. - Ведь в этой квартире может случиться еще что-нибудь страшное!