«Мужчины не хотят обязательств, они хотят удовольствий»: казанцы - об идее узаконить многоженство в России

Наталия ВАСИЛЬЕВА
«Мужчины не хотят обязательств, они хотят удовольствий»: казанцы - об идее узаконить многоженство в России

Легализовать в мусульманских регионах России многоженство, разрешенное Кораном, но не предусмотренное Семейным кодексом РФ, предложил глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. По его мнению, лучше иметь несколько официальных жен, чем «40 любовниц», за которых мужчина не несет никакой ответственности, как и за совместных детей. Его поддержал муфтий Москвы, предложив узаконить многоженство по всей стране.  Он напомнил, что женщин в России больше, чем мужчин, и по факту многоженство уже практикуется в Татарстане, Чечне, Дагестане. Представители Русской православной церкви возразили, что лишь моногамия подразумевает равенство супругов в браке. Словом, закипели страсти. Не смолчали и в казанском Кремле, заявив, что пока в республике не планируется принимать закон о многоженстве. «Вечерняя Казань» поинтересовалась у горожан, как они относятся к предложению исламских духовных лидеров.

Наиля ЗИГАНШИНА, председатель Союза мусульманок России:

- Ислам разрешает многоженство, и с этим никто не поспорит. Мусульманам позволено иметь до четырех жен при условии, что мужчина готов их материально обеспечивать и одинаково каждую любить. Но как представитель исламского женского мира и как хозяйка брачного агентства могу сказать, что большинство женщин в Татарстане не готовы быть вторыми, третьими женами. Это ранит наше сердце. Такое у нас воспитание. Быть еще одной женой соглашаются, как правило, женщины, которые находятся в трудном материальном положении, имеют несколько детей и не видят для себя других перспектив. Взять в мужья бедного мужчину, подчеркиваю, взять, они не хотят. Им нужен состоявшийся, щедрый супруг. Но как показывает жизнь, состоятельные мужчины-мусульмане предпочитают молодых, красивых девушек, желательно с квартирой и без детей. Мужчины не хотят брать на себя обязательства, они хотят удовольствий. Поэтому многоженство в Татарстане пока не очень распространено. Мужчин останавливает материальный аспект, ведь если у первой жены имеется особняк, который супруги годами строили вместе, то новая жена вправе потребовать такой же. 
 
Ирина ВОЛЫНЕЦ, председатель Национального родительского комитета:

- Я согласна, что рожденные вне брака дети страдают больше всего. Женщинам и детям нужна правовая защита. Но Россия - светское государство. Никакая религия не может влиять на Конституцию и Семейный кодекс. И я очень сомневаюсь, что общество поддержит инициативу с многоженством. Я знаю много мусульманок, которые ходят в хиджабах и покупают только халяльные продукты, но они категорически не хотят делить своего мужа с другими женщинами.

Рустам БАТРОВ, мусульманский общественный деятель, публицист:

- Здесь надо разделять моральную и юридическую стороны вопроса. С точки зрения морали я не апологет многоженства. Но поскольку по факту в Татарстане и других регионах с концентрированным проживанием мусульман оно есть, государство не должно игнорировать существование таких семей. На мой взгляд, государство должно законодательно урегулировать взаимоотношения таких супругов, по крайне мере, их имущественные вопросы. Кроме того, раз уж мы объявили себя светским государством, значит, должны быть светскими во всем. А сегодня получается, что всем гражданам России навязывается христианская моногамная модель семьи. Моногамность не есть признак светскости. Люди сами должны решать, сколько им жен иметь: одну, две, четыре... Государство не должно лезть в постель к гражданам. Речь идет не о внедрении мусульманского компонента в российское законодательство. Речь о том, чтобы избавить граждан от латентного влияния христианской идеологии по вопросам семьи. У нас должны быть равные права для всех граждан.

Раис СУЛЕЙМАНОВ, исламовед:

-  Для начала хотелось бы спросить у жен тех, кто вышел с такой инициативой, как они относятся к многоженству. Готовы ли они быть не единственными у своих мужей? Если да, тогда следует спросить у всех женщин-мусульманок, согласны ли они быть курицами в курятнике с одним петухом? Если это их устраивает, то у меня вопросов нет. Я изучал многоженство как явление, знаю в Татарстане несколько таких семей. Их модель примерно такая: муж - старше 40 лет, имеющий жену-ровесницу и взрослых детей, заводит 18 - 20-летнюю младшую жену. Чем руководствуется такой мужчина? На мой взгляд, кобелиными инстинктами. А оправдывает себя вероисповеданием. Когда спрашиваешь таких жен, счастливы ли они в браке, они опускают глаза.

Хотя я знаю и необычную мусульманскую семью, в которой две жены. Мужу 33 года, первой жене 30 лет, второй - около 50. Вторая жена - состоятельная бизнесвумен, у которой не удалась личная жизнь, она ударилась в религию и нашла себе вот такого мужа. Первая жена, насколько я знаю, не против нового брака супруга, потому что вторая оплачивает расходы всей семьи.

Александр КОГАН, адвокат:

- Зачем нам многоженство? Можно легализовать публичные дома. Это разом решит все проблемы.