«Мы хотим справедливости!»: в Казани сестра погибшей на пожаре добивается поиска виновных в поджоге

Регина КИРИЛЛОВА
«Мы хотим справедливости!»: в Казани сестра погибшей на пожаре добивается поиска виновных в поджоге

К главе СКР Александру Бастрыкину и генпрокурору России Юрию Чайке обратилась 47-летняя жительница Казани Гульфинур Мелеша. Женщина считает, что следователи хотят прикрыть уголовное дело по факту пожара, на котором погибла ее старшая сестра. По словам Гульфинур, в отличие от самих погорельцев, которые уверены в том, что причиной пожара стал поджог, следствие пытается свалить все на дефекты проводки.

Пожар, унесший жизнь 57-летней Зульфии Сафиуллиной, произошел 26 июня прошлого года в частном доме на улице Смоленской в поселке Северном. Зульфия приехала туда погостить к 83-летнему отцу. В доме кроме старика жили также его дочь и сын, который в тот день был в командировке. Огонь вспыхнул в комнате сына — загорелась кровать возле окна, после чего пламя охватило всю комнату… Находившиеся в доме дым почуяли не сразу — были в другом конце дома. Женщины попытались самостоятельно потушить пожар, но безуспешно. Поняв, что нужно спасаться, Зульфия побежала открывать входную дверь, ее сестра повела к выходу престарелого отца. Но входная дверь почему-то не открывалась (позже выяснилось, что кто-то подпер ее снаружи железным ломом), поэтому сестра Зульфии повела отца в кухню и вытолкнула его наружу через окно, а потом вылезла и сама, правда, получив серьезный ожог ноги. А Зульфия, которая до последнего в панике пыталась открыть дверь, надышалась дымом и погибла.

  - Ее могли спасти, - уверена Гульфинур Мелеша. - Когда приехали пожарные, сестра Миляуша сразу сообщила им, что Зульфия осталась внутри. Но те почему-то сказали, что в помещении никого нет. Один из наших родственников, тоже приехавший на место, хотел сам зайти в дом искать Зульфию, но пожарные его не пустили. Тогда он обошел дом, через кухонное окно влез внутрь и все-таки нашел Зульфию, лежавшую на полу.  Она была уже мертва, медики скорой зафиксировали смерть.

...Пожарные дознаватели сразу заявили погорельцам, что речь идет о поджоге: мол, загорелся пол под кроватью, в месте, где нет электрических проводов.

- У нас есть основания подозревать в поджоге одного парня, и мы делились со следствием этими подозрениями. А у соседей есть видеонаблюдение, мы попросили у них записи того дня, когда произошел пожар. На кадрах оказался запечатлен молодой человек со странной бутылкой в руках, который ходил возле нашего дома за семь минут до начала пожара. По нашим данным, это знакомый того парня, которого мы подозреваем в поджоге, - рассказала Гульфинур корреспонденту «ВК». 

24 июля в следственном отделе по Авиастроительному району СУ СКР по РТ было возбуждено уголовное дело по ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». По словам Гульфинур, добиваться возбуждения дела пришлось буквально с боем. Однако 24 сентября дело в следственном отделе закрыли, сообщив, что отправят материалы в отдел полиции, дескать, пусть там возбудят дело уже по статье 167 УК РФ «Умышленное уничтожение имущества». При этом ранее, как утверждают родные погибшей, их отправили из полиции в следком. Мелеша обжаловала отказное решение в районной прокуратуре, где закрытие дела сочли незаконным и необоснованным. Впрочем, возобновление не помогло — по словам Гульфинур, расследование не продвигалось вообще. Правда, его успели переквалифицировать в «умышленное уничтожение имущества» и «убийство, совершенное общеопасным способом». В итоге после очередной жалобы на имя и.о. руководителя СУ СКР по РТ дело у районных следователей изъяли и 12 декабря передали в 1-й отдел по особо важным делам СУ СКР по РТ.

- Мы было обрадовались, но вскоре стало ясно, что и там следователь ничего не хочет расследовать, а хочет просто закрыть дело, - сетует сестра погибшей. - Четыре раза назначались судебные пожарно-технические экспертизы, чтобы установить причины возгорания. Сначала три разных эксперта сделали выводы, что причиной стало открытое пламя, а на месте очага были найдены следы горючего, предположительно, жидкости для розжига. Мы и сами проводили независимую экспертизу в частном центре, которая подтвердила версию поджога при помощи горючего. Но следователь все назначал и назначал новые исследования… Такое впечатление, что ему нужен был не тот результат, который выдают эксперты. И вот наконец четвертая экспертиза, от 25 января этого года, выдала другой результат — дескать, пожар возник из-за аварийной работы электросети в доме. Как ни странно, заключение выдал тот же эксперт, что делал экспертизу в первый раз и писал тогда, что причиной пожара стал поджог… Конечно, теперь будет легко закрыть дело за отсутствием состава преступления: мол, проводка коротнула. Следователь у нас интересовался: может, мы хотим с кого-то деньги потребовать, ущерб. Да не в ущербе дело, родственников много, дом отца потихоньку восстановим своими силами, работа уже идет. Мы хотим справедливости! Кто-то убил нашу Зульфию, убил жестоко, и он должен за это ответить. Поэтому я и написала Бастрыкину и Чайке.

Однако в пресс-службе СУ СКР по РТ обвинения родственников в волоките и предвзятости отвергают. «Вечерней Казани» там сообщили, что в рамках расследования уголовного дела действительно были проведены четыре экспертизы, из которых только две были призваны определить причину пожара. При этом если первая экспертиза подтвердила версию поджога, вторая показала, что речь идет о неисправности проводки. Поскольку результаты экспертиз противоречат друг другу, следователь назначил еще одну, которая должна поставить точку в вопросе, отчего возник смертельный пожар.

Фото https//ru.123rf.com и Александра ГЕРАСИМОВА