"Наша сила в том, что нас не объединишь!"

Айгуль ШАРАФИЕВА
"Наша сила в том, что нас не объединишь!"

Убрать кондиционеры с фасадов зданий, расположенных в центре Казани, как уродующие исторический облик города - документ с таким требованием будет подготовлен в Управлении архитектуры и градостроительства, сообщила начальник отдела охраны памятников архитектуры и культурного наследия Ольга Авксентьева.

Новость прозвучала на круглом столе "Взаимодействие власти и общества при принятии градостроительных решений. Опыт Санкт-Петербурга". Организованный Социально-экологическим союзом, представительством Национального демократического института международных отношений США в РФ и ассоциацей "Голос" этот круглый стол собрал чиновников из минстроя, минлесхоза, Росохранкультуры, управления архитектуры и строительства, с одной стороны, и активистов "зеленых" и правозащитных организаций - с другой.

"Как, по-вашему, складывается взаимодействие власти и общественности в Казани?" - обратилась к собравшимся представитель Социально-экологического союза Неля Биктимирова, открывая встречу. Как, как? Известное дело, как: из госструктур, которые должны защищать памятники, сейчас все бегут - не выдерживают натиска проверяющих, даже должность замминистра культуры по памятникам уже три месяца вакантна, пожаловались чиновники. Дескать, скоро вообще работать некому будет.

"А какие проблемы? Возьмите в замминистры любого из нас - мы согласны, тогда у нас хоть голос будет", - парировали эти жалобы "общественники". И обе стороны дружно посмеялись над нелепостью предложения. После чего все с воодушевлением занялись тем, ради чего и собирались: стали задавать вопросы известному питерскому "градозащитнику" Александру Карпову.

Эксперт Законодательного собрания Петербурга Карпов известен как специалист, который умеет профессионально "договаривать" непримиримые, на первый взгляд, стороны - общественность и госчиновников. Например, недавно жители Северной столицы не без его участия создали новую карту города: отметили на ней все парки, скверы и садики, обязали власти защищать их как территории общего пользования и даже принять соответствующий закон. Теперь никто в Питере не может построить высотку или парковку на месте зеленого сквера.

- А в Казани даже инвентаризации зеленых насаждений не было проведено, - уточнила Неля Биктимирова. - Мы до сих пор не можем получить официальную информацию о том, сколько в городе зеленых зон, хотя есть сведения, что деньги на их инвентаризацию выделялись. И вообще участие общественности в принятии градостроительных решений у нас пока, к сожалению, минимальное.

Как добиться такой пластичности решений, как в Питере, чтобы и власти были целы, и народ довольный - этот "рецепт" общественного договора казанцы хотели разузнать у питерского гостя прежде всего. "А то у нас общественность подключается к проблеме, когда, например, стройка, неожиданно затеянная во дворе, уже закрывает свет в окнах, - начал координатор ассоциации "Голос" в Татарстане Олег Белгородский. - А хочется, чтобы она имела голос на нулевом этапе, когда у кого-то только родилась мысль построить в чужом дворе нечто".

Ответ питерского гостя на подобные вопросы почти дословно повторял старый советский лозунг: "Меньше формализма!". Причем адресовался его призыв и чиновникам, и общественникам одновременно. Сейчас существуют так называемые публичные слушания, на которых простые люди якобы могут обсудить проект строительства, но проводятся они в то время, когда здания уже возведены, а собравшимся остается высказываться лишь о внутренней планировке, посетовал Карпов.

- К тому же приглашенные зачастую вообще не понимают, что им надо делать и чего от них хотят. Так что публичные слушания в том виде, в каком они существуют сейчас, - это профанация, формальность. Да и общественность время от времени кричит: "Ах, мы теряем!". А что конкретно? - обратился он к залу. - Ведь с точки зрения чиновника и закона, если объект существует, то он должен быть обозначен на карте. В противном случае ваш двор - просто пустое место, куда еще можно удачно втиснуть пару высоток.

И что тогда вопли жителей, что у них тут детская площадка, вид из окна и последний островок, как не мелкий мещанский эгоизм? Понимая такую вот логику оппонентов, питерские градозащитники, по словам Карпова, сначала добились проведения инвентаризации зеленых островков, а когда власти занялись ею, то подключили к мероприятию всю общественную сеть: множество общественных организаций через СМИ и напрямую просили людей пройтись по округе, фотографировать и отмечать на карте все зеленые насаждения, а затем лично отсылать письма с фотографиями в районную администрацию. В результате чиновники и депутаты получили тысячи писем от горожан. Проигнорировать их было невозможно. Так родились и новая карта города с парками и скверами, и новый закон, который все это защищает.

А еще при помощи общественной сети в Питере договорились, что под охраной будут не только царственные пузатости официальных памятников, но и так называемые ИЦГО - исторически ценные градоформирующие объекты, т.е. всякие неказистости вроде стареньких двориков, мелких домишек и целых улочек, которые, может, и неинтересны искусствоведам, зато милы сердцу рядовых горожан.

- Нет никаких властей, органов, прокуратуры вообще, - делился с казанцами своим "градозащитным" опытом Карпов. - Есть только конкретные люди, которые там работают: Иваны Петровичи и Талгаты Максумовичи, с которыми и можно, и нужно вести переговоры. Почитайте книги профессиональных переговорщиков: "маленький человек" делает большое правительство. В Питере пять человек за две недели сумели остановить строительство стоимостью 150 миллиардов рублей.

Сегодня активисту нужно уметь использовать личные контакты, вести переговоры с людьми, работающими в госструктурах, и использовать ресурсы общественной сети, подытожил эксперт. По словам Карпова, общественные сети Петербурга активно работают всего пять-шесть лет, но итог их сотрудничества с властью выглядит неплохо: 150 исторических зданий удалось сохранить, проектирование 120 высотных зданий отменили, в их числе - Охта-центр, который Газпром собирался строить в исторической части города.

Правда, буквально накануне своей отставки Валентина Матвиенко добавила ложку дегтя в эту бочку меда. Экс-губернатор обратилась в Верховный суд РФ и потребовала возобновить строительство 115 высоток в центре города. Дескать, запрет на строительство ущемляет права инвесторов и дольщиков. Общественные организации уже начали ответную борьбу: градозащитникам удалось привлечь на свою сторону Генпрокуратуру.

…Уезжая, Карпов посоветовал общественникам Казани избегать формализма, чтобы действовать сообща, но организационно не объединяться. "Наша сила в том, что нас не объединишь", - пошутил он на прощание.