Нашли крайнюю: за смертельный наезд на пешехода в Казани ответит не тот, кто сбил, а тот, кто попался?

Регина КИРИЛЛОВА
Нашли крайнюю: за смертельный наезд на пешехода в Казани ответит не тот, кто сбил, а тот, кто попался?

В смертельном наезде на пешехода обвиняют 29-летнюю жительницу Казани Регину Биккину. С октября молодая женщина находится под домашним арестом, а поскольку родных у нее нет, то даже сходить за продуктами некому (выходить из дома домашним арестантам запрещено), да и купить их не на что – ведь работать девушка тоже не может. Тем временем адвокат Биккиной выяснил — автомобиль его подзащитной был третьим из тех, что переехали ночью мужчину на дороге, а в гибели пешехода виновата вовсе не она. Однако следствие не намерено искать первые два автомобиля и удовольствовалось тем, что нашло третий, так что Биккина в буквальном смысле оказалась крайней.

Смертельный наезд на пешехода произошел в ночь на 26 октября прошлого года в Московском районе, рядом с домом №43в по улице Гудованцева. О лежащем на проезжей части безжизненном теле в ГИБДД сообщил случайный прохожий. Вскоре следствие установило, что в ту ночь на месте происшествия был автомобиль «Хендай-Солярис» под управлением Регины Биккиной. Ее вызвали в полицию (уголовное дело по факту смертельного наезда было возбуждено в ГСУ МВД по РТ), допросили и на следующий день решением Приволжского райсуда отправили под домашний арест. Сейчас Биккиной предъявлено обвинение сразу по двум статьям УК РФ - «Нарушение правил дорожного движения, повлекшее смерть человека» и «Оставление в опасности».

При этом, как выяснил ее адвокат Владимир Голицын, «Хендай-Солярис» был как минимум третьей машиной, проехавшей по несчастному пешеходу. Сам наезд произошел в месте, не освещенном фонарями, — ночью там было сложно рассмотреть лежащее на асфальте тело (сама Регина утверждает, что приняла его за большой мусорный мешок).

- Сначала я изучил записи с камер видеонаблюдения, которые расположены рядом с местом происшествия, - рассказал Голицын корреспонденту «Вечерней Казани». - Таких камер две, и они захватили место происшествия с противоположных сторон. На первой записи видно, как на неосвещенную часть дороги, пошатываясь, уходит тот самый пешеход. Там же зафиксировано время — 23.58. В 0.10 в ту же сторону проезжает темный хетчбек, похожий на «Черри». В 0.13 за ним едет «Гелендваген». Далее в 0.21 оттуда выезжает еще одна машина, она двигалась навстречу первым двум. И лишь в 0.22 за первыми двумя проехала машина Биккиной, которая подвозила подругу до дома.

Сравнив данные двух камер, снимающих въезд и выезд автомобилей с места наезда, адвокат высчитал время, затраченное машинами на проезд участка в 120 метров. Первый автомобиль преодолел его значительно медленнее остальных — за 30 секунд, тогда как следующая попутная машина затратила на это всего 17 секунд. Голицын предполагает, что задержался водитель хетчбека именно потому, что совершил наезд, после которого сразу заехал во дворы. А вот водитель внедорожника мог даже не заметить, что наехал на сбитого человека, и протащил его по асфальту. Как отмечает адвокат, согласно протоколу осмотра погибший лежал лицом вниз, на нем была задрана одежда (отсюда уверенность защитника в том, что одна из машин зацепила пешехода деталью днища и протащила за собой), а за телом тянулась длинная кровавая полоса - сбитый лежал в шести метрах от самого окровавленного участка асфальта.

- Очевидно, что в начале этого следа мужчину сбили, а затем, когда он уже успел истечь кровью, протащили дальше, - рассуждает Голицын. - Однако следствие попросту не замечает красную полосу на асфальте! Я подал ходатайство, чтобы следователь обратил внимание на эти обстоятельства, но получил возмутительный ответ: дескать, следы крови к существу дела не относятся.


Также адвокат жаловался на то, что с места происшествия были изъяты детали неизвестной машины серого цвета, упакованные в коробку, а на экспертизу отправили почему-то уже детали черного цвета, упакованные в целлофановый пакет. «Чтобы «привязать» вещдоки к конкретной машине?» - гадает защитник. Претензии у защитника возникли и к результатам экспертизы по уголовному делу: в ней, к примеру, указано, что погибший лежал лицом вверх, что опровергается протоколом осмотра места происшествия.

- У погибшего насчитано 86 повреждений, в том числе переломы ребер, костей ног, рук, головы. На автомобиле, так сильно ударившем человека, должны были остаться гораздо более серьезные повреждения, - резонно предполагает Голицын. - В то же время на «Хендай-Солярисе» всего две трещины без осколков на бампере с левой стороны, ведь она переехала тело левой стороной. Даже следов крови на машине не было найдено. Но следствию, видимо, не хочется делать лишних движений и искать кого-то еще, кроме Регины. Легче и проще валить вину на нее одну.


Остается вопрос, почему Регина, как и предыдущие водители, уехала с места происшествия? Сама она объясняет, что ей посоветовал скрыться некий парень, который якобы подошел к ней на ночной дороге после того, как она остановилась, поняв, что наехала на человека. Незнакомец сказал, что пешехода сбила другая машина, и посоветовал уехать: «А то вызовешь гаишников, тебя же виноватой сделают, тебе это надо?» Перепуганная девушка последовала совету. Но пока машина Регины стояла на месте наезда, кто-то, вероятно, записал ее номер и передал в ГИБДД. Во всяком случае, на записях с видеокамер рассмотреть номера ни одной из проехавших машин оказалось невозможно…

Адвокат Голицын, правда, сумел разыскать в соседних дворах машину «Черри» темного цвета с сильными повреждениями переднего бампера и передал ее фотографии следователю. Но того информация не заинтересовала… Жалобы защитника в руководство МВД по РТ, что полиция не желает искать других участников наезда на пешехода, не помогают.


Тем временем Регина Биккина, находясь под домашним арестом почти четыре месяца, в буквальном смысле голодает. Живет она одна, мама и бабушка давно умерли, а кроме адвоката, врачей и следователя никто не имеет права посещать фигурантку уголовного дела и общаться с ней — таковы правила избранной меры пресечения. До ареста девушка работала курьером, развозила пиццу, сейчас же осталась без средств к существованию, уже накопив долг за квартиру в 20 тысяч рублей. 28 января Регина написала заявление следователю, ведущему ее дело: «В холодильнике только хлеб и 1 л молока. Через адвоката девчонки передали 2 бомж-пакета. Родственников нет, некому помочь. Я голодаю, у меня кружится голова. Несколько раз падала в обморок… Постоянно лежу, пью только воду, мяса не ела уже два месяца. Мне трудно передвигаться по квартире…» Участковый врач отметила, что у Биккиной уже развилось малокровие. Кроме того, у Регины есть собака, которая выживает благодаря соседям — те подкармливают животное объедками.

Адвокат намерен бороться за отмену в отношении его подзащитной меры пресечения, связанной с изоляцией от общества. Кроме того, 24 января он обратился к прокурору Казани Олегу Дроздову с жалобой на действия следователя.