«Не исключаю, что на его месте поступил бы так же»: казанцы жалеют солдата-срочника, который расстрелял восьмерых сослуживцев

Евгений АКСЕНОВ
«Не исключаю, что на его месте поступил бы так же»: казанцы жалеют солдата-срочника, который расстрелял восьмерых сослуживцев

Расколол на две части российское общество расстрел восьмерых сослуживцев 19-летним солдатом-срочником в Забайкалье. Одни требуют для Рамиля Шамсутдинова пожизненного срока и сожалеют об отмене смертной казни, другие собирают отцу солдата деньги на адвоката и подписывают в Интернете петицию «Свободу Рамилю Шамсутдинову» - ведь парень очень хотел в армию, и вот что из этого получилось. «Вечерняя Казань» спросила у горожан: «Вы верите, что солдата довели до последней черты?»

Леонид ТОЛЧИНСКИЙ, руководитель Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций КФУ: 

- Конечно, верю, потому что вменяемый человек в адекватном состоянии не способен такое совершить. Значит, каким-то образом довели. Лично мне очень жаль парня, жизнь у него поломана. Но убийство есть убийство, тем более группы людей, это тяжкое преступление. И речи о том, чтобы освободить его под аплодисменты, конечно, идти не может. Вопрос только в том, насколько суровая мера наказания может быть к нему применена. При ее определении необходимо разобраться, почему произошла трагедия. Я тоже служил в армии, в очень сложной части и на сложной территории. Тогда все конфликты возникали только между срочниками разных годов призыва - из-за так называемой дедовщины. При этом офицеры содействовали разрешению конфликта. Сейчас же в центре трагической истории оказался офицер. И это не единичный случай. Увы, теперь у нас все чаще в качестве провокаторов негативных ситуаций в воинских частях выступают именно офицеры. Это такие же молодые ребята, недавние выпускники военных училищ. Судя по имеющейся информации, Рамиль Шамсутдинов учился в кадетском классе, готовился к службе в армии. Что же должно было потрясти его там так сильно, что он поднял автомат на сослуживцев? Этот вопрос должен найти ответ.  

Игорь ШОЛОХОВ, председатель Казанского правозащитного центра: 

- Что значит - верю или не верю? Я там не был и не знаю, что и как в действительности происходило. Все обстоятельства должно установить следствие: что послужило причиной того, что он расстрелял восьмерых человек. Но даже в том случае, если парень пошел на преступление из-за дедовщины, в суде это не будет служить смягчающим обстоятельством. Облегчить его участь могло бы то, что он совершил это в состоянии аффекта, но, насколько я могу судить, это произошло не сразу после того, как его макнули головой в унитаз, как утверждает глава Комитета солдатских матерей Забайкальского края Валентина Мордова, или еще как-то унизили. То есть он успел оценить ситуацию, подготовиться и только после этого разрядил автомат в сослуживцев. На мой взгляд, далеко не факт, что парень стал жертвой дедовщины. Если раньше мы довольно часто выступали в суде в защиту интересов жертв неуставных взаимоотношений, то сейчас дедовщина в армии почти сошла на нет. Этому способствовало и сокращение срока службы с двух лет до одного года, и улучшение условий службы. Например, мой сын, который вернулся из армии три года назад, рассказывал, что у них там был почти что пионерский лагерь: послеобеденный сон, кулер и стиральная машина в казарме. Когда я служил, о таком даже мечтать было нельзя.

Наиля ЗИГАНШИНА, председатель общественной организации «Союз мусульманок Татарстана»: 

- Верю, потому что я убеждена, что государство психически больных в армию не отправляет. Для этого существуют специальные врачебные комиссии, которые отбирают среди призывников тех, кому можно доверить оружие. Сейчас уже появились сообщения, что у Рамиля Шамсутдинова якобы были проблемы с психикой, в таком случае врачей из призывной комиссии надо признать некомпетентными и привлечь к ответственности. Но лично я не сомневаюсь в том, что этот мальчик пошел в армию нормальным и адекватным. Я знаю очень многих матерей, которые не хотят отпускать своих сыновей в армию. Если провести опрос населения, уверена, что 90% выскажутся за отказ от срочной службы в армии именно по причине неуставных взаимоотношений. Просто так этот парень не мог совершить такой страшный поступок. Похожих ситуаций очень много: кто-то бежит из части, кто-то кончает жизнь самоубийством, кто-то расстреливает своих сослуживцев, но система, увы, не меняется. 

Рустам РАВИЛОВ, председатель региональной общественной организации «Содружество ветеранов боевых действий»: 

- Вполне могли довести, такие случаи в армии уже бывали. Сейчас в России отбывает пожизненный срок солдат-срочник, служивший в конвойной роте сопровождения специальных грузов на железной дороге. Над ним тоже издевались, и когда он заступил в караул и получил оружие, расстрелял нескольких сослуживцев. Думаю, и этому молодому человеку пожизненного не избежать. Это не только уголовное, но еще и военное преступление, которое карается намного строже. Избежать пожизненного он может только в том случае, если его признают невменяемым... Конечно, парня искренне жаль. Сам он заявил, что не сожалеет о случившемся. Это говорит о том, что человека довели до такого состояния, что он испытал моральное удовлетворение от того, что привел свой «приговор» в исполнение. Ситуацию усугубило еще и то, что парень служил в Забайкалье, в тайге, да еще и в секретной части, где средства связи в принципе запрещены. Поэтому не мог никому пожаловаться. Не исключаю, что на его месте я поступил бы так же. 

Герман АЛЕТКИН, руководитель общественной организации родителей призывников Татарстана «За сыновей»: 

- Рамиль Шамсутдинов - из категории ребят, которых я называю «героями». Им с детства вбивают в башку, что ты не мужик, если не служил, кругом враги, нет большей чести, чем защищать Родину, и так далее. Он долго и упорно готовится к службе. Потом приходит в армию, а там его макают головой в унитаз и объясняют, что он никто. И это резко отличается от того, что показывали в сериале «Солдаты». Те новобранцы, которые изначально от армии бегали и ничего хорошего от нее не ждали, но их все-таки поймали и туда запихали, ко всему этому как-то более или менее готовы. А вот у таких «героев», как этот Рамиль, происходит психологический надлом. Сам служил, знаю, что это такое. Первые месяцы - самые трудные для новобранца, и он может совершить что угодно - сбежать, застрелиться. В данном случае, как только парню доверили автомат, он застрелил своих обидчиков.