Не устаканилось

ВК
Не устаканилось

На традиционной предновогодней встрече с журналистами на прошлой неделе Рустам Минниханов признался, что за этот первый год своего президентства не смог решить для себя, что это значит - быть президентом: "Никак не могу "устаканить" ситуацию... Что самое важное для президента? Вы знаете? Я тоже не знаю". Признание, поражающее степенью своей откровенности, то есть было бы таким в устах избранного президента-политика. Но Рустам Минниханов - президент отчасти назначенный, отчасти получивший этот пост путем принятия неродственного наследства. Вероятно, в конце концов для Татарстана он лучший из всех, кто мог получить президентство таким способом... Но тогда, выходит, самое важное для президента - получить наследство? Наследственные дела оказались, похоже, более запутанными, чем это может публично высказать любой наследник, будь он хоть еще более откровенным, чем Рустам Минниханов. Вступив в должность президента в марте, той же весной он приступил к кадровой чистке. К концу года уже в 15 муниципалитетах Татарстана (в каждом третьем из них) не осталось прежних глав. Местные аналитики полагали, что Минтимер Шаймиев заранее дал на это добро преемнику, а население районов, лишившись своих глав и заступников, уж как минимум не намеревалось рыдать от горя. Словом, шаг был ожидаемым, а вот то, как он будет обставлен, могло стать сенсацией, продемонстрировав, меняется ли политика со сменой президента. Шаймиевская классика - освобождение начальника "в связи с переходом на другую работу". А вот чтобы освободить от должности с объяснением, за что именно - такого в Татарстане еще не наблюдалось, это было бы, без преувеличения, революцией сверху... В этом году стало очевидно: президент Минниханов полностью привержен классике кадрового жанра. Треть глав, лишенных постов, немедленно возглавили другие районы, трое пошли на очевидное повышение (мэр Челнов Ильдар Халиков стал премьер-министром, глава Елабуги Ильшат Гафуров - ректором КФУ, глава Бугульмы Наиль Магдеев - главой Минлесхоза РТ), другие удачно трудоустроены в коммерческие или "общественные" структуры... Лишь трое отставлены так, будто их и не было на татарстанском политическом небосклоне: один из старейших, глава пригородного Верхнеуслонского района Владимир Осянин, не так уж давно назначенный на правление Высокой Горой Нагим Сагдеев и ютазинский глава Алмас Сахапов. Народ мог как угодно гадать о причинах такой немилости (один, мол, засиделся на "хлебном" месте, другой - брат главы опальной компании "НУР", относительно третьего за неделю до его отставки стало из "ВК" известно, как районные власти распилили и продали даже 68 км трубопровода для чистой питьевой воды, уже с десяток лет ожидаемой ютазинцами, а деньги послали на счета, неподконтрольные казначейству...), но официальных объяснений не дождался. Удивляться этому бессмысленно. Это только там, где есть реальные выборы, власть вступает с народом в содержательные переговоры. А с побежденными переговоров не ведут. Кстати, приверженность этому постулату realpolitik - практичной идеологии XIX века - продемонстрировали власти Казани и республики, фактически проигнорировав голодовку предпринимателей в августе-сентябре этого года под стенами Кремля (голодавшие казанцы протестовали против отъема у них бизнеса - их торговых палаток). И еще показательно, что, перечисляя по просьбе журналистов главные события 2010 года, президент Минниханов обошел муниципальные выборы... Побежденных можно разве что утешить и покормить. Но с прокормом возникли проблемы. В связи с разразившейся в 2010-м засухой глава республиканского минсельхозпрода напомнил про легендарный голод в Поволжье 1921 года. Но даже такое сравнение - и это, возможно, было неприятным открытием для нового президента - было не в пользу современного Татарстана. Из слов министра следовало: после многих лет, когда на татарстанских агромагнатов ежегодно изливался дождь многомиллиардной бюджетной поддержки, татарстанская агросфера оказалась в положении, аналогичном тому плачевному, что создалось 90 лет назад после двух войн и политики военного коммунизма... Даже из небольшого количества орошаемых земель, 20 лет назад бывшего в Татарстане (регионе с не редкими засухами), осталось лишь чуть больше трети - остальные системы полива сдали в металлолом местные "крепкие хозяйственники"! Рустам Минниханов, упоминают в его окружении, всегда относился к сельхозсфере, мягко говоря, без фанатизма, а говоря более определенно, с некоторым недоверием (это то немногое, чем он очевидно отличается от своего предшественника). А уж в этом году состояние этой сферы могло подтвердить и худшие подозрения. Президент Татарстана впервые публично заговорил о приписках: "Баловство с кормами, поголовьем... Как только мы меняем руководителя района, все это выявляется". А теперь, можно сказать, локальный момент истины. Президент знает о выявленных приписках, должен предполагать и массу еще не выявленных - его действия?.. Они удивительны: ту же проблему... опять заливают деньгами. Республика просит дополнительные средства из федерального центра (в том числе взаймы), выделяет из своей казны сельхозпроизводителям на заготовку кормов для скота за пределами республики - при том, что количество голов скота, на которое выделяются деньги, определяется отчетами районов. Как раз теми самыми, в которых приписки! Причем приписки эти - не только у крупных хозяйств, на местах даже фермерам, у которых 1 - 2 коровы, велят рисовать десяток... И деньги капают. Та же история с дотациями на производство молока. Что стоит изменить прежний механизм дотирования отчетного литра на дотирование литра фактически проданного? Технически - дело исполнимое... Но для президента - хозяйственника и финансиста - такое решение внезапно оказывается неподъемным. И где отдыхала прославленная татарстанская вертикаль власти, пока "ВАМИН" растаскивал 4/5 доверенного ему на хранение республиканского резервного фонда зерна - тоже неизвестно. Что ж, могущественное сельскохозяйственное лобби - тоже фрагмент президентского наследства. А открытие под Кремлем Дворца земледельцев - нового здания Минсельхозпрода РТ - выглядело просто анекдотом. И притом малоприличным, учитывая, что главные успехи татарстанской сельхозсферы в этом году - закупка заграничной картошки, обещание министра летом, что "цены на хлеб до конца 2010 года пересмотрены не будут", и декабрьское повышение цен на хлеб. Власть в такой ситуации обречена быть либо проклинаемой, либо осмеиваемой. Сам Рустам Минниханов, открывая следующий чиновничий дворец - новое здание Минлесхоза РТ назвали, само собой, "дворцом леса", - получил от зашедшегося в восторге министра титул "Наш старший лесной брат"... Что называется, с такими подчиненными врагов не нужно. Еще один шанс нащупать, что важно для президента, дали Рустаму Минниханову под занавес года власти Казани, решив повысить цену проезда общественным транспортом. Ну не удар по президенту, который считает, что казанцам следует, как сингапурцам, ради общего блага и победы над пробками пересесть на автобусы и такси? Удар, и еще какой, теперь народ уж точно скажет: "Ага, нам придется платить еще больше за давку в вонючем автобусе, а они в заботах о таком нашем благе - по освободившимся улицам да на лимузинах, которые тоже за наш счет?!". Для избираемого президента, конечно, нехорошо, ведь казанцы - треть всего татарстанского электората... А что тут поделаешь? А просто по-хорошему, ласково так (в минфине и УБЭПе это умеют) предложить властям Казани опубликовать экономическое обоснование тарифа. А полную проверку этого обоснования гарантировать за счет бюджета республики, президент - он щедрый! Ведь скрывать-то там нечего? Нечего. Так пусть народ ознакомится с цифрами в счастливом билетике: сколько - на горючее, сколько - на ремонт автобусов (и с чего это они такие болезненные, не проблемы ли с зачатием муниципального контракта на их покупку?), на зарплату водителей (и вся ли она выплачивается), на вознаграждение начальников, и какие там "прочие расходы". Весьма вероятно, что после такого предложения ни об опубликовании, ни о повышении тарифа речи больше не зайдет. К тому же, кажется, неплохая возможность потренироваться в обращении с политическим наследством в виде неприкосновенности столичной власти, разве нет? Впрочем, подорожание хлеба и автобусного билетика - наверное, не самое важное, о чем должен думать президент, чтобы быть президентом. А что самое важное? А вертикаль его знает!