«Нельзя называть их «майданутыми»: казанцы — о бунте екатеринбуржцев против строительства храма

Татьяна ЯНЬКОВА
Фото «Е1.РУ Екатеринбург Онлайн»

Драматичное противостояние сторонников и противников возведения собора Святой Екатерины в центре Екатеринбурга продолжается. Храм хотели построить на историческом месте, где до 1930 года стоял Екатерининский собор, а сейчас расположен сквер. Едва строительную площадку обнесли забором, в сквере начались протестные акции - горожане требуют не застраивать один из немногих зеленых уголков. Дело дошло до столкновений с «православными бойцами», а затем и с полицией, в результате которых три человека попали в больницу и около трех десятков были задержаны. Ряд СМИ поспешил обвинить протестующих в попытке организовать «майдан». «Вечерняя Казань» поинтересовалась у жителей нашего города, чью сторону заняли бы они.

Искандер ЯСАВЕЕВ, старший научный сотрудник Центра молодежных исследований НИУ «Высшая школа экономики» (бывший преподаватель КФУ):

- Горожане, в данном случае екатеринбуржцы, имеют право определять, каким быть их городу. Если место для строительства храма вызывает возражения, значит, следует искать другое, устраивающее людей. Надо обсуждать инициативы с народом, а не действовать напролом, устанавливая заборы и начиная стройки. Поэтому я на стороне тех, кто протестует против строительства церкви на берегу пруда в Екатеринбурге. В Казани тоже возникают ситуации, когда без публичного обсуждения принимаются решения об облике города. Например, на недавнем заседании межведомственной комиссии по вопросам градостроительной деятельности власти приняли решение об уплотнении исторического квартала вокруг Апанаевской мечети на берегу Кабана: там запланировано строительство жилого дома с подземным паркингом. Имели ли казанцы возможность выразить свое отношение к идее застроить этот квартал и повлиять на это решение - риторический вопрос, ответ на который очевиден. Без сильных общественных движений, объединения граждан ситуацию с самоуправством властей ни в Екатеринбурге, ни в Казани не переломить.

Рустам НУРГАЛЕЕВ, проректор Исламского университета:

- Вспомните ситуацию со строительством мечети Кул Шариф в Казанском кремле, она была практически идентичной. На этом месте когда-то реально существовала мечеть, которая была разрушена, от нее не осталось ни единого камня. Единственное, что было достоверно известно, это ее местоположение. И волевым решением руководства республики ее восстановили с нуля. Это нормальная тенденция: возвращать верующим культовые места поклонения. В этом смысле государство, я считаю, равно предоставляющее такие возможности представителям всех конфессий, ведет очень правильную политику. И конфессия в лице Русской православной церкви в данном случае имеет и историческое, и культурное, и духовное, и национальное право на восстановление утраченного храма.

Нияз ИГЛАМОВ, театральный критик:

- Я за сквер. Потому что в Екатеринбурге бываю по пять-шесть раз в год и прекрасно знаю эту локацию. Там и так уже есть четыре храма, куда пятый?! А зеленых уголков в центре Екатеринбурга действительно очень мало. Горожане, в том числе люди, не исповедующие никакую религию, имеют право гулять там, где они хотят. Вышли они с относительно мирным протестом, а против них - какая-то компания братков. Мне это все очень не нравится. Я вообще горячий противник клерикизации общества. У нас есть 14-я статья Конституции, которая гласит, что Россия - светское государство. Если же речь идет о восстановлении какой-то исторической справедливости, то пусть тогда в Екатеринбурге снесут Храм на Крови и вместо него восстановят Ипатьевский дом, где казнили семью Николая Второго.

Ирина ВОЛЫНЕЦ, председатель Национального родительского комитета:

- Думаю, что в данной ситуации жители Екатеринбурга точно так же отреагировали бы на попытку построить в этом сквере не храм, а любой другой объект. Будь то детская поликлиника, спортивная школа или дом престарелых. У руководителей региона должно хватить мудрости понять, что это сопротивленческое движение не имеет религиозной или политической основы. И совершенно недопустимо применять к участникам протестов силовые меры, нельзя называть их «майданутыми» или еще как-то оскорблять, ведь эти люди просто выражают общее мнение и не хотят лишаться кусочка природы в центре города, достаточно неблагополучного в экологическом плане. Люди не против храма - люди против того, чтобы у них отнимали парк. И с этим мнением надо считаться, это законное требование жителей.

Ленар САЛАХУТДИНОВ, руководитель многопрофильной клиники «Медел», член Общественной палаты РТ:

- В будущем наши внуки и правнуки будут ценить то живое, что мы им оставим, и то, что сами пока ценим недостаточно. Ведь живого и настоящего со временем остается все меньше. А живая природа и нам позволяет жить. Я думаю, в этом смысле все-таки сквер намного ценнее, чем культовое учреждение. Да и жителям Екатеринбурга виднее, что им более необходимо. Конечно, надо проводить публичные обсуждения, референдумы, прежде чем принимать такие значимые решения. Вспомните ситуацию в Казани с переименованием всеми любимой улицы Эсперанто в улицу Назарбаева. Поэтому я за диалог и за живое вместо каменного, которого у нас сейчас предостаточно.

Фото «Е1.РУ Екатеринбург Онлайн»