Номинант «Золотой маски» Ильгиз Зайниев: «У татар нельзя говорить про кого-то великого что-то неидеальное»

Айсылу КАДЫРОВА
Номинант «Золотой маски» Ильгиз Зайниев: «У татар нельзя говорить про кого-то великого что-то неидеальное»

Номинантом Российской национальной театральной премии «Золотая маска» по итогам сезона-2015/2016 стал казанский режиссер и драматург Ильгиз Зайниев. Главную профессиональную награду страны он может получить за свой дебют в театре кукол - постановку авторского спектакля на татарском языке «Сак-Сок» в Набережночелнинском кукольном театре. Сам спектакль, а также работа художника Алексея Митрофанова тоже претендуют на «Золотую маску».

В Казани «Сак-Сок» показывали уже два раза - на фестивалях «Шомбай-fest» и «Ремесло». Это не детский спектакль (возрастное ограничение 16+) - Зайниев придумал и поставил леденящие душу картины об одиночестве, заставляющие вспомнить фильмы ужасов Хичкока. В его постановке подпрыгивает от звонка телефонная трубка, расхаживает по сцене огромный - трехметровый - бронзовый Тукай, внезапно умирает крошечная Бабушка. А главные герои - юные братья, которые после проклятья матери превращаются в мифических птиц Сак и Сок, разлетаются и «не могут встретиться до конца света».

Текста в спектакле очень мало. Его не произносят актеры, работающие с куклами, - он звучит в записи на фоне завораживающей музыки Юрия Чаплина.

О необычном спектакле и его судьбе корреспондент «Вечерней Казани» поговорила с Ильгизом Зайниевым. Предлагаю вашему вниманию его монолог.

- Поставить спектакль на основе татарской легенды «Сак-Сок» в театре кукол мне предложили после того, как увидели мою постановку «Слуга двух господ» в челнинском татарском драматическом театре. Я сразу сказал, что хочу ставить не сюжетный спектакль, мне это неинтересно, а ассоциативный. Главная тема в «Сак-Сок» - одиночество. Все картины в спектакле - мои фантазии и ассоциации на эту тему...

Да, вы правильно заметили: один из братьев, которого проклинает мама, похож на татарскую поэтессу Йолдыз Миннуллину. Второй брат похож на поэта Мударриса Аглямова. Это была моя идея - сделать кукол с их узнаваемыми лицами. В современной татарской поэзии они для меня не только самые яркие личности - еще и самые одинокие.

Куклу с лицом Йолдыз Миннуллиной озвучивает сама Йолдыз. Других персонажей - актеры Камаловского театра Ильдус Ахметзянов, Наиля Ибрагимова, Алмаз Гараев, Ляйсан Файзуллина, Ляйсан Рахимова... Есть кусочек, где за одну из кукол пою я. По сути, звуковая запись нашего спектакля может быть отдельным произведением, как радиоспектакль...

В «Сак-Сок» должна была быть еще одна кукла с узнаваемым лицом. Это парень, который грустит в ночном клубе, от которого потом уходит его любимая девушка... Я хотел, чтобы он был похожим на актера Камаловского театра Эмиля Талипова. Эмиль даже озвучил этого персонажа. Но то ли его фотография не дошла до художника, то ли случилась какая-то путаница, но кукла получилась похожей на актера индийского кино, а времени переделывать у нас не было.

Огромную фигуру Габдуллы Тукая, похожую на памятник, тоже я придумал. Почему он так важен в моей истории про одиночество? Потому что сейчас, когда все признают его не только великим - безупречным, он одинок намного больше, чем при жизни. Мы из него в буквальном смысле сделали памятник, не могу сказать, что мне это нравится. К примеру, никто же не скрывает, что, допустим, Рэй Чарльз употреблял наркотики, от этого «неправильного» поступка Рэй Чарльз не перестает быть великим пианистом и певцом. А у татар так не принято: нельзя говорить про кого-то великого что-то неидеальное. От этого, мне кажется, страдают в первую очередь сами великие - быть «памятником» очень тяжело.

Мой Тукай в «Сак-Сок» читает страшное стихотворение, которое он написал в год своей смерти: «Я закрываю глаза и вижу мясо...» Это стихотворение про смерть... В определенный момент из груди бронзового Тукая вылетает птица. Для меня это не спецэффект - скорее метафора: у большого поэта трепещет, мечется одинокая душа...

В спектакле «Сак-Сок» никто не может ни до кого дозвониться, никто ни с кем не может встретиться: одиночество непреодолимо. А начинается все с проклятья матери - это ключевой момент в легенде «Сак-Сок». Да, это страшно, но все татарские легенды очень страшные. Весь татарский фольклор, я бы даже сказал. Он не щадит детскую психику. Вспомните сказку «Коза и баран»: однажды в лесу герои находят голову расчлененного волка...

Набережночелнинский театр кукол базируется в обыкновенной общеобразовательной школе, у него нет своего здания. В Челнах у всех театров проблемы с помещениями, какое-то тотальное там неблагополучие: построили целый город, а про театры забыли и не хотят вспоминать. Не думаю, что номинация на главную театральную премию России, на «Золотую маску», что-то изменит в судьбе челнинских кукольников. Да, это почетно, но это же не победа в популярном шоу «Голос». Если бы артисты театра кукол победили в шоу «Голос», тогда, возможно, построили бы им в Челнах театр...

Сам я довольно спокойно отношусь к тому, что попал в номинанты «Золотой маски». Приятно, конечно, но это вряд ли свидетельствует о моем высоком уровне. Вдруг это просто случай? Свидетельство высокого уровня - это когда на «Маску» тебя номинируют не один раз, а через раз или каждый раз. Как Бутусова. Как Додина. Вот к этому надо стремиться...

Мне очень понравилось работать в кукольном театре. Я в шоке от его возможностей: захотел, чтобы кукла полетела, - и она полетит! В драматическом театре с полетами сложнее...

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.