Оксана Кучерук: "Я ехала в Бордо не за большими деньгами"

Айсылу КАДЫРОВА
Оксана Кучерук: "Я ехала в Бордо не за большими деньгами"

Золотой лауреат IX Международного конкурса артистов балета в Москве (2001 год), этуаль балета Национальной оперы Бордо Оксана Кучерук приехала на Нуриевский фестиваль, чтобы в "Спартаке" Хачатуряна-Ковтуна исполнить партию Ливии. В Казани ее хорошо знают: впервые она станцевала на сцене театра имени Джалиля еще в 2000 году, будучи примой-балериной Петербургского театра имени Мусоргского (ныне - Михайловского).

- Я танцевала тогда Китри в "Дон Кихоте" - партию, которая уже была в моем репертуаре, - вспоминает Оксана Кучерук. - А в этот раз специально пришлось учить новую для себя роль Ливии. Мне так понравился казанский "Спартак" в постановке Георгия Ковтуна, а я смотрела спектакль в видеозаписи, что сразу сказала себе: "Обязательно приму приглашение станцевать Ливию на Нуриевском фестивале! Умирать буду, но станцую!". Понимаете, Ливия - это первая отрицательная роль в моей карьере. Но не только этим она мне интересна. Я очень люблю спектакли с сюжетом, психологически наполненные. Балеты, где можно блеснуть не только техникой, но и актерским мастерством.

- Как отреагировал на вашу казанскую гастроль директор балета Национальной оперы Бордо Шарль Жюд?

- С пониманием. Он всегда, когда это не противоречит интересам театра, отпускает артистов танцевать по их личным приглашениям. Потому что на своем опыте (в прошлом Жюд - этуаль Парижской оперы) знает, как важно танцовщикам не замыкаться в рамках одной труппы, как важно расширять кругозор.

- Считается, что Шарль Жюд был одним из самых близких людей для Рудольфа Нуриева. Будучи художественным руководителем Парижской оперы, он не только доверял Жюду ведущие партии, но и приглашал в свой проект "Нуриев и друзья".

- Да. Шарль много нам рассказывает о Нуриеве, Нуриев для него - бог... Рудольф приходил на каждый балетный спектакль своей парижской труппы: с шумом тащил за собой в кулису стул, всегда держал при себе термос с чаем и постоянно комментировал, кто как танцует...

- Говорят, разгневанный Нуриев нередко кидал свой термос в танцовщиков, которые его раздражали. На репетициях, разумеется. Шарль Жюд такой же темпераментный?

- В этом смысле Шарль - абсолютная противоположность Рудольфа. Он никогда не кричит. Никогда. Когда его что-то или кто-то выводит из себя, он молча покидает помещение. Перед спектаклями мне в Бордо поначалу даже не хватало стресса, к которому я привыкла в России. Шарль всегда говорит перед спектаклем: "Наслаждайся! Получай от танца удовольствие. Все будет хорошо, я тебя люблю!".
- Он говорит по-русски?

- Он благодаря Нуриеву неплохо выучил русский мат. А еще знает фразы "как дела?", "хорошо" и "спасибо большой". Я лет пять его постоянно поправляю: "Спасибо большое!". Без толку.

- Обычно, приезжая в Казань, вы в огромных количествах покупаете себе обувь - не профессиональную, а "для жизни". В этот раз шопинг удался?

- В этот раз меня настолько поразили казанские цены, что я уезжаю без обуви. Четыреста или пятьсот евро я могу отдать за туфли от Диор, но платить такие деньги непонятно за что - никогда. Это жизнь на Западе научила меня считать деньги... В этот раз в Казани я получила огромное удовольствие от похода в "Шоколадницу", где готовят потрясающий клюквенный чай. В Бордо клюква - деликатес, ее можно приобрести за бешеные деньги в биомагазине, где продается экологически чистая продукция. Но там все равно другая какая-то клюква. Как и продукты в "Русском магазине" - гречневая крупа, селедка - не те, не такие вкусные, как в России. Но их хоть можно приобрести! Вот чак-чак, например, который я очень люблю, в Бордо ни за что не найдешь. Да что там в Бордо, чак-чак даже в Питере не купишь.

- Вы Санкт-Петербург считаете своим родным городом?
- Трудный вопрос. Я же из Киева, окончила Киевское хореографическое училище... Наверное, тот город, в котором живу, и считаю родным. В данный момент это Бордо. Снимаю там квартиру. Во Франции все снимают жилье.

- Это более чем доступно для артистов балета?
- Если вас интересует моя зарплата, то врать не стану: она хорошая. И налоги во Франции, скажем так, неплохие. Но изначально я ехала в Бордо не за большими деньгами. Я уезжала во Францию, чтобы овладеть французским стилем классического танца. Чтобы обогатить свою русскую школу. Профессиональный интерес мной двигал. Да и сейчас для меня главное - моя профессия. Если во время отпуска предлагают работу, я работаю, а не приезжаю отдыхать домой - в Россию, к маме в Петербург.

- С мамой вы встретились сейчас в Казани.
- Да. Моя мама, Евгения Костылева, - ассистент и репетитор всех балетов Георгия Ковтуна. Она приехала на Нуриевский фестиваль, чтобы отрепетировать с казанской труппой "Спартак"...

- В будущем вы, как мама, будете педагогом-репетитором?
- Детально этот вопрос я еще не обдумывала. Я еще хочу и могу танцевать. Хотелось бы, конечно, вовремя понять, когда наступит пора заканчивать танцевальную карьеру. Это трудно, потому что я знаю, как говорят балерины, которым уже давно пора уходить: "Еще чуть-чуть, я смогу, у меня получится!". И это ужасно... Надеюсь на маму. Она, во-первых, не станет мне врать, а во-вторых, услышать от нее, что мне пора закругляться, будет не обидно...

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.