«Он еще и смеется!»: экс-главу Татфондбанка отпустили домой – «погорельцы» в бешенстве

Регина КИРИЛЛОВА
«Он еще и смеется!»: экс-главу Татфондбанка отпустили домой – «погорельцы» в бешенстве

«Позор! Позор!» - скандировали сегодня в зале Приволжского райсуда «погорельцы» Татфондбанка, услышав решение судьи об удовлетворении ходатайства следствия и переводе экс-председателя ТФБ Роберта Мусина из СИЗО под домашний арест. На заседание пострадавшие от банковского краха пришли с плакатами «Вор должен сидеть в тюрьме» и «Какой-то враг народа затесался в Следственный комитет» (с ходатайством в суд о смягчении меры пресечения Мусину обратился следователь 4-го отдела СУ СКР по РТ). В свою очередь прокуратура выступила против освобождения экс-банкира из СИЗО и уже заявила о намерении оспорить решение суда.

Уже в коридоре суда, где собрались перед заседанием «погорельцы» ТФБ, «дэушники» и просто любопытствующие, чувствовалось сильное напряжение. Одна из обманутых вкладчиц, заметив адвоката Роберта Мусина - Алексея Клюкина (кроме него бывшего председателя правления ТФБ защищает Тамара Овчинникова), набросилась на него с упреками.

- Не стыдно вора-то защищать? - кричала женщина. - Пусть сидит, за решеткой ему самое место! Вы дьявола защищаете!

Несколько в стороне стояла лидер Союза пострадавших клиентов ТФБ Александра Юманова.

- Куда же без меня? Возмутительна, конечно, вся эта ситуация с ходатайством следствия о смягчении, - вздохнула она.

...Едва началось заседание, «погорельцы» развернули в зале принесенные с собой плакаты. Не сразу, но вдруг заметили: с двух экранов в зал смотрит сам Роберт Мусин. Несмотря на то, что на днях его перевели из СИЗО в больницу для осужденных при ИК-2, сегодня он вышел из СИЗО на связь с судом, хотя ранее неоднократно воздерживался от дистанционного участия в подобных заседаниях об избрании меры пресечения, ссылаясь на нездоровье. Присутствие Мусина, пусть и виртуальное, вызвало бурю эмоций у собравшихся. Многие начали выкрикивать с мест нелицеприятные комментарии. Судье пришлось стукнуть молотком по столу, призывая зал к спокойствию. Впоследствии призывать зал к порядку ему придется едва ли не ежеминутно - присутствовавшие эмоционально комментировали ход заседания.

- Чтобы не считали нас быдлом, чтобы знали, что мы не будем молчать, - объяснила одна из шумных активисток свое поведение корреспонденту «Вечерней Казани».

На заседание пришли четыре следователя из следственной группы, ведущей «дело Мусина». С ходатайством о смягчении меры пресечения выступал один из них - Игорь Мухин. Он заявил, что фигурант, дескать, сотрудничает со следствием, дает признательные показания, способствует раскрытию преступления, а также имеет серьезные проблемы со здоровьем. В подтверждение чего к делу была приобщена выписка из истории болезни - оказалось, у Мусина больное сердце.

- А мы тут с инфарктами-инсультами сидим, все здоровье потеряли, - и никого это не волнует! - снова зашумели «погорельцы», вызвав опять соответствующую реакцию со стороны судьи.

Кроме того, следователь Мухин сообщил, что в «деле Мусина» сейчас насчитывается 21 преступный эпизод, их следствие квалифицирует по таким статьям, как мошенничество в особо крупном размере, превышение должностных полномочий, легализация денежных средств… Общий ущерб по делу оценивается на данный момент более чем в 50 млрд руб. При этом из данного дела в отдельное производство выделено 4 эпизода по ст. 201 УК РФ (превышение полномочий, повлекшее тяжкие последствия) с ущербом в 24,6 млрд руб. Как выяснилось, именно по этим эпизодам Мусин признает вину и просит рассмотреть «отпочковавшееся» дело в суде (куда оно, видимо, скоро будет передано) в особом порядке, позволяющем рассчитывать на смягчение наказания.


Как уточнил по просьбе корреспондента «Вечерней Казани» старший прокурор отдела управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-разыскной деятельностью Прокуратуры РТ Фанис Гильметдинов, обвинение Мусину предъявлено лишь по этим четырем эпизодам, по остальным он проходит подозреваемым - по крайней мере, пока.

Выступая сразу после следователя, Гильметдинов попросил судью отказать в ходатайстве о смягчении меры пресечения бывшему главе ТФБ.

- Он никому не возместил причиненный ущерб, - напомнил старший прокурор. - Кроме того, вот следствие говорит, что он признает вину и дает признательные показания. Эта информация не соответствует действительности, так как его новые показания малоинформативны и попросту повторяют уже данные ранее. Новых подробностей в них нет. Более того, Мусин заявляет, что неумышленно совершил некие противоправные действия. Разве это признание вины? А то, что он болеет, - так разве его болезнь препятствует содержанию под стражей? Разве она входит в список, утвержденный соответствующим постановлением правительства?

Речь прокурора то и дело прерывалась: вкладчики начинали аплодировать, под грозным взглядом судебного пристава прекращали и снова начинали...

После прокурора выступили оба адвоката Мусина. Они попросили удовлетворить ходатайство следствия и успели немного подискутировать с прокурором: дескать, не обязательно больному человеку иметь диагноз, входящий в утвержденный перечень, чтобы чувствовать себя плохо в СИЗО.

Дали слово и самому Роберту Мусину, но он был краток:

- Я поддерживаю сказанное моими адвокатами, спасибо.

Когда судья удалился в совещательную комнату, «погорельцы» дали себе волю: они бросились к экранам трансляции из СИЗО, на которых по-прежнему было видно Роберта Мусина, осыпая его проклятиями.

- Деньги верни! Мы все простим! - крикнула какая-то женщина.

- Простим?! Нет, не простим! - возразили сразу несколько человек.

Однако Мусин не видел и не слышал происходившее в зале, поскольку его камера была направлена на судью, а звук ему отключили. Зато собравшиеся через некоторое время услышали беззаботный смех бывшего банкира, который беседовал о чем-то с неким человеком, оставшимся за кадром.

 В этот момент эмоции людей достигли своего апогея:

- Он еще и смеется!!!


...Вернувшийся судья сообщил, что ходатайство следствия решено удовлетворить и перевести фигуранта уголовного дела под домашний арест. Притихший было зал разразился криками: «Позор! Позор!»

- Я окончательно разочаровалась в нашей судебной системе, - вздохнула одна из «погорелиц», покидая зал заседания. - Наверное, пора уезжать из России, здесь такой беспредел...

Фанис Гильметдинов сообщил корреспонденту «Вечерней Казани», что прокуратура обязательно будет обжаловать решение Приволжского райсуда, не посчитав его законным и обоснованным.

Фото и видео Александра ГЕРАСИМОВА.