"Она должна была кусаться, цепляться за прилавок..."

Айгуль ШАРАФИЕВА
"Она должна была кусаться, цепляться за прилавок..."

Мать одиннадцатилетней девочки обвиняет продавцов нижнекамского магазина "Магнит" в том, что они насильно удерживали ее дочь в подсобном помещении: обвинив в краже жвачки, по очереди обыскивали в течение 20 минут.

Никаких ворованных продуктов продавцы не обнаружили и отпустили девочку домой, искренне полагая, что инцидент исчерпан. Однако ее родители обратились в прокуратуру и к уполномоченному по правам ребенка. Их возмутило, что администрация магазина не только не принесла извинений, но даже обвинила девочку во вранье: дескать, продавцы никуда ее не заводили, не обыскивали, а интерьер и месторасположение служебного помещения девочка угадала случайно.

По словам матери ребенка - Светланы Беляевой, в тот злополучный вечер сосед-рыбак принес им свежую рыбу. А пожарить ее было не на чем. "Катюша, сбегай, говорю, за маслом, пока папа рыбку почистит, - рассказала женщина по телефону корреспонденту "ВК". - Она и побежала, даже мобильник с собой не взяла: магазин же тут рядышком, прямо во дворе стоит, пять минут добежать". Рыбу уже почистили, а ребенок все не возвращался. Ни через пятнадцать минут, ни через тридцать.

Когда прошло сорок минут, родители засобирались на поиски. А тут и дочка появилась на пороге - испуганная и бледная, говорит Светлана. Рассказала, что ее задержали в магазине: сначала продавец остановила ее возле выхода и велела пройти с нею, а когда она отказалась, взяла за руку и сама отвела в подсобное помещение. Там за девочкой закрыли дверь и стали досматривать. Сначала обыскивала одна женщина и ничего не нашла, затем за дело принялась другая. "Когда я услышала это, то сперва не поверила, что это произошло с нами, - говорит Светлана Беляева, - мне захотелось побежать в магазин, услышать, что это какое-то недоразумение, что дочка что-то напутала".

Однако в магазине обеспокоенную мать встретили по-боевому. "Товаровед Хафизова мне прямо в лицо заявила, что они всегда так делают, что у них такие правила. Знаете, говорит, сколько воров мы так поймали? А я стою в той комнате, на которую мне дочка показала, и мне страшно: как она стояла тут один на один с враждебно настроенными людьми, при закрытых дверях, да еще терпя унижения обыска? Какие еще правила, говорю, моя дочь несовершеннолетняя, а в стране есть законы! Я позвонила начальству этого магазина в соседние Набережные Челны - какому-то супервайзеру по фамилии Гнучий. Он тоже сказал: а вы что - верите своей дочери? Мол, ничего такого на самом деле не было, что моя дочь врет, а его работники - нет. Я побежала в органы опеки. Там отказались принимать заявление. Сказали, что они только сиротами занимаются".

Насильственное лишение свободы - это деяние уголовно наказуемое. Неудивительно, что через день перед телекамерами местной телекомпании продавцы уже дружно утверждали, что в их магазине досматривают только полицейские, а девочку Катюшу никто никуда не отводил. Камер слежения в магазине нет, так что проверить слова продавцов можно разве что на детекторе лжи. Поэтому правозащитники, которым позвонила корреспондент "ВК", пояснили, что мать девочки, затеяв собственное расследование, совершила серьезную ошибку: она опрашивала продавцов без свидетелей, диктофона и фотоаппарата. А правильнее было бы вызвать полицию, чтобы работники торговли описали заведенные в их магазине "правила", что называется, под роспись. Теперь же исход дела зависит от профессионализма проверяющих из прокуратуры. Вероятно, они учтут, что девочка уверенно описывает и комнату, в которой ее держали, и ее месторасположение.

Кстати, супервайзер Гнучий, которому дозвонилась корреспондент "ВК", тоже настаивает, что девочку продавцы осматривали прямо на кассе, но, не обнаружив кражи, "три раза извинились". Видимо, этого, по мнению руководителя, вполне достаточно, чтобы родители уже успокоились.

Сейчас Светлана и ее дочь Катя приболели: сказалось напряжение последних дней. Светлана уверяет, что, сидя у кровати больной дочери, она решила, что воспитывать дочку в уважении к старшим было ее ошибкой. "Теперь я ей строго-настрого велела не слушаться чужих, - говорит женщина. - Катюше крепко влетело за то, что она пошла с чужой женщиной. Она должна была кусаться, кричать, цепляться за прилавок - пусть он хоть падает. Но она не должна была позволять чужим людям куда-то уводить себя. Ведь они могут сделать с ребенком все что угодно и, похоже, совершенно безнаказанно".