Особое мнение

ВК
Особое мнение

Еще недавно казалось, что процесс разрушения исторического центра Казани и возведения на его месте безумных дворцов-сараев волнует лишь коренных жителей. Ан нет! Архитектурное варварство в полной мере, оказывается, оценили и наши гости. В частности, известный журналист Артемий Троицкий в передаче "Особое мнение" на "Эхо Москвы" в разговоре с Татьяной Фельгенгауэр очень подробно рассказал о своих впечатлениях о Казани.

А. Троицкий: Татьян, я с самого начала хотел бы оговориться, что вот эта тема к предыдущей не имеет вообще никакого отношения. И по мне абсолютно все равно, кто будет в Москве главный по строительству: татарин Марат Хуснуллин, еврей Ресин (забыл, как зовут), или чеченец, или дагестанец, или даже представитель суперэкзотической русской национальности. Дело в другом. Я в Казани тоже бывал. Причем я там был последний раз не далее как в прошлом году. Застройка исторического центра Казани - это абсолютный ужас, то есть ничего хуже я не видел. Все эти лужковско-ресинские сносы, постройки, новоделы и так далее по сравнению с Казанью - это просто шедевры конструктивизма. Более безвкусных, аляповатых, в то же время масштабных новых зданий, чем в Казани, я не видел. Там есть одно такое здание, что-то связанное с сельским хозяйством, типа Дворец татарского сельского хозяйства или что-то еще. Это самое чудовищное здание в мире, я думаю. То есть это что-то вроде такого, сильно мутировавшего павильона ВДНХ с диким количеством излишеств. То есть я бы сказал так. Что это такой вот кошмарный сон архитектора Антонио Гауди в сталинском застенке.

Т. Фельгенгауэр: Зато богато (смеется).

А. Троицкий: Это более чем богато. Прямо вот за этим Дворцом сельского хозяйства имеется самый нелепый жилой квартал, который я видел. Опять же это как бы элитное жилье для татарстанских, я так понимаю, чиновников, бизнес-элиты и прочих людей, чья жизнь удалась. В принципе, как бы закос такой под город Париж, под такие богатые спальные кварталы Парижа - там типа 16-й аррондисман и так далее. Но при этом, опять же, с невероятной аляповатостью, с какими-то чудовищными выкрутасами. Ну это надо видеть на самом деле, то есть описывать это словами невозможно.

И как раз вот этот самый Эрнст Мавлютов, да я думаю, что и Марат Хуснуллин, который его привлек. Я, кстати, не очень понимаю, почему если приходит один начальник, то следом за ним тянутся и все его друзья-прихлебатели.

Т. Фельгенгауэр: Потому что он со всеми людьми работал.

А. Троицкий: Да. Когда-то это было с Екатеринбургом, потом с Питером и так далее. В общем, не понимаю, к чему нам в московском правительстве татарское иго. Но, во всяком случае, на "Эхе Москвы" очень любят говорить о том, что вот нашу программу слушают, стенограммы ложатся на столы во всяких высоких кабинетах и так далее. Вот я бы хотел сказать Сергею Собянину (и надеюсь, что он это прочтет), что если вы не хотите, господин Собянин, чтобы в очень скором времени вашего предшественника Юрия Лужкова стали бы в Москве вспоминать с тоской, нежностью и ностальгией, если вы не хотите, чтобы Москва превратилась в подобие Химкинского леса в масштабах МКАДа, то, пожалуйста, вот этого самого Эрнста Мавлютова, может быть, и тех, кто, собственно говоря, ему покровительствует - вот отошлите их обратно в Татарстан, в Казань, и еще лучше куда-нибудь в тундру, где они принесут наименьший вред. Потому что то, что эти ребята могут сделать в Москве...

Да, кстати, самое интересное. В той же Казани самый центр города, то есть центровее не бывает. То есть центральная улица на подходе к Казанскому кремлю. Разруха. Стоит целый квартал совершенно разрушенных зданий, причем явно каких-то симпатичных зданий. Вот я спрашиваю у коренных жителей города Казани: "Что это такое?". Они говорят: "А это вот тут вот были такие шикарные гостиницы конца XIX - начала XX века в стиле модерн". Я спрашиваю: "А почему их не реставрируют?". "А потому, - говорят они, - что как бы это федеральная собственность или что-то в этом духе, охраняется государством. Их снести нельзя". Снести их нельзя, реставрировать их никто не хочет, поэтому они просто стоят и разрушаются. И все вокруг вот эти чиновнички ждут момента, когда какая-то комиссия скажет: "Все, это окончательно разрушено, восстановлению не подлежит". И тут они все это быстро бульдозерами сравняют с землей и построят очередной, там, скажем, Дворец татарстанской культуры или чего-нибудь еще.

(http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/748589-echo/)

Фото blog.susanina.net