"От желания стать лучшей балерины с ума не сходят"

Айсылу КАДЫРОВА
"От желания стать лучшей балерины с ума не сходят"

В главном русском балете - "Лебедином озере" Чайковского - партии Одетты и Одиллии исполняла первая солистка главного театра страны: Анна Никулина из Большого театра России. Это был один из интереснейших спектаклей XXIV Нуриевского фестиваля. Выученный наизусть не одним поколением зрителей, он воспринимался свежим интеллектуальным и приятным эстетическим переживанием.

Не в последнюю очередь так было потому, что Никулина - из тех редких танцовщиц, при появлении на сцене которых у зрителей возникает ощущение встречи с чем-то особенным. Спортивный балетоманский азарт ("а не завалит ли она диагональ?", "будет ли крутить двойные фуэте?") и суровые балетоманские же придирки ("шея коротковата", "талии нет") кажутся бессмысленными, поскольку не знающая технических проблем Никулина впечатляет не трюками и не формами, а негромкой красотой продуманного танца.

Свое первое "Лебединое..." Анна станцевала в 19 лет, что редкий случай даже для Большого театра. Этот случай не стал провальным. Выдающийся балетный критик Вадим Гаевский, например, назвал Одетту-Одиллию Анны Никулиной "главным дебютом сезона 2003/2004" в России...

- С кем вы готовили "Лебединое озеро"? - спросила я у Анны еще до спектакля.

- С Екатериной Сергеевной Максимовой, она была моим первым педагогом в Большом театре. В целом она осталась тогда довольна моим дебютом, но мы обе понимали, что над этим спектаклем мне еще работать и работать...

- Как вы думаете, почему "Лебединое..." считается главным русским балетом?

- Гениальная музыка Чайковского, гениальная хореография Петипа и Иванова... Ни в одном другом балете нет такой задачи перед балериной: станцевать сначала "белую" Одетту, потом "черную" Одиллию, показать два разных, но женственных образа. Это непросто психологически, непросто технически. Но интересно.

- Героиня фильма Даррена Аронофски "Черный лебедь" медленно сходит с ума во время постановки "Лебединого озера". Вам, кстати, понравился этот фильм?

- Нет. В этом фильме мало правды. Закулисный балетный мир не такой, как в "Черном лебеде". От желания станцевать хорошо и стать лучшей балерины с ума не сходят.

- Кого вы считаете главной русской балериной?

- Сегодня это Светлана Захарова. Эталон русской балерины, я считаю. Она мне нравилась, когда еще танцевала в Мариинском театре. А если говорить без привязки к современности, то главной русской балериной я считаю Екатерину Максимову.

- Тяжело было найти педагога после скоропостижной смерти Екатерины Сергеевны?

- Очень. Я вообще не хотела больше танцевать, мне казалось это бессмысленным. Первые полгода было особенно тяжело. Я пробовала заниматься с Ниной Семизоровой, Людмилой Семенякой... Но взаимопонимания не возникало. Желание продолжать работать появилось на репетициях с Борисом Акимовым, теперь он мой основной педагог.

- На репетициях вас вдохновляют замечания или похвала?

- Вдохновляет вера педагога в тебя. Когда он не навязывает: "Вот я танцевал так, и ты так танцуй!". Когда он с пониманием и интересом воспринимает чужие трактовки роли, а замечания делает по существу. Акимов - такой. И Максимова была такой.

- Вы общались с ней за пределами театра?

- Да, мы были очень близки. Я могла рассказать ей о таких проблемах в личной жизни, о которых маме не решалась говорить. Приезжала к ней домой, когда она болела... Помню, в день моего первого "Лебединого озера" Екатерина Сергеевна подарила мне перед спектаклем фигурку лебедя от Swarovski и открытку, на которой написала очень приятные мне слова... У Екатерины Сергеевны еще жива мама - Татьяна Густавовна Шпет, ей 97 лет. Я навещаю ее. Очень сильная женщина... В июне я буду танцевать Джульетту в "Ромео и Джульетте", Татьяна Густавовна обещала прийти на спектакль.

- Аня, а вы из театральной семьи?

- Нет, мои родители - программисты. Я первая в нашем роду, кто связал свою жизнь с театром. С танцем. В Московскую академию хореографии я поступила с первого раза. С отличием ее окончила.

- Какие балетные компании вы считаете лучшими?

- Сегодня это труппы Мариинского театра, Парижской оперы, Лондонского Королевского балета и Большого театра России, конечно же. Но на первое место я бы Большой театр не поставила.

- А в каком театре мира самая удобная для артистов балета сцена?

- Я не зацикливаюсь на удобствах сцены. Запоминаю сцены по приему публики. Никогда не забуду, как мы с группой, которую собрал Николай Цискаридзе, выступали в Самаре. Одна из зрительниц подошла ко мне после моего выступления, сняла со своей руки кольцо и подарила мне его. Оно мне, конечно же, было велико, но сам факт... Меня подарки, в том числе ювелирные украшения, от японских поклонников так не трогают. В Японии, где классический русский балет обожают, другой уровень жизни...

 

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.