Отец-молодец, или Немного о личном Дмитрия Шувагина

Айгуль ШАРАФИЕВА
Фото из семейного альбома

Главный тренер баскетбольной команды "Казаночка" Дмитрий Шувагин живет в настоящем женском царстве: на работе у него 13 девушек-спортсменок, а дома шестеро дочерей. Старшей - 32 года, а младшей - двенадцать. Три дочери от нынешней супруги Вероники.

Как Шувагину живется в окружении многочисленных женщин, корреспондент "ВК" решила выяснить у самого тренера и его супруги. Выяснять пришлось по телефону, потому что Дмитрий был на соревнованиях в Ростове, а Вероника - на работе.

- Дмитрий Александрович, у вас молодая супруга, вам не кажется иногда, что у вас не шестеро дочек, а семь?

- Нет, что вы! У нас с Вероникой не такая уж и большая разница в возрасте - всего 14 лет. К тому же она всегда была такая серьезная отличница: КАИ закончила с красным дипломом. Она инженер-конструктор и на вопрос "Почему самолеты летают, а крыльями не машут?" тут же отвечает, нет, мол, машут: у них прогиб крыла в полете может достичь полутора метров.

Супруги познакомились, когда Вероника была еще школьницей. Она пришла с подружками посмотреть игру старших товарищей, а из всей игры, говорит, запомнила только тренера. Потом Вероника долго играла в его команде. Шувагин говорит, что в упор не видел в спортсменке девушку, но был обречен, дескать, 99% тренеров женских команд в конце концов женятся на своих воспитанницах. Но, влюбившись, он попросил Веронику уйти из команды.

- Было другое время, оставаться в одной команде нам казалось неэтичным, тем более что там его все очень любили, - объяснила она.

- И вы потом об этом не пожалели? - уточнила я.

- Ну какие жалости-нежалости: ведь благодаря этому у меня есть трое детей. И в них есть все, чего нет во мне. Старшая - Виктория - красавица, такая по-женски рассудительная, общительная. Средняя - Анастасия - достигла всего, чего я не успела в спорте: на днях она стала чемпионкой России, учится в Московской школе олимпийского резерва. У меня никогда не было музыкального слуха, а моя младшая Маша поет в эстрадном коллективе. Этим она пошла в папу - он играет на гитаре.

Александр Шувагин признался: несмотря на то что все его дочки - спортсменки и красавицы, играют в баскетбол, все-таки всегда ждал сына.

- Однажды ему даже сообщили, что я родила мальчика, - вспоминает Вероника. - Дело в том, что я до смерти боялась врачей и поэтому не ходила на УЗИ, до самого рождения не знала пол будущего ребенка. А Дмитрий позвонил в роддом и, услышав, что у него мальчик, отмечал его рождение до самого обеда. Потом приехал счастливый: "Как там мой сын?". А я возмутилась: "Какой такой сын? У нас дочка, вылитая я. Это в роддоме что-то напутали".

Ну, дочки так дочки. Дмитрий Шувагин научил их разным мальчишеским занятиям, например рыбалке: "Самая младшая - та вообще заядлый рыбак. Без меня хватает удочку и на речку". А если девочки что-то делают не так, то он наказывает словом: ремня-то им не дашь.

"Да на строгости с младшими детьми у него просто не хватило времени, - уточнила Вероника, когда я пересказала ей разговор с ее мужем. - Он ведь на три года уехал на работу в Оренбург". Отъезд и первые два-три года после возвращения в Казань в этой семье считают самыми трудными: в Татарстане как раз перестали спонсировать баскетбольную команду девушек, и она распалась. Работы у тренера Шувагина не стало. Иногда его спасала машина: "Бывало, заработаешь тысячу рублей извозом, и в семье - праздник. Хорошо хоть Геннадий Галкин в училище олимпийского резерва воспитал несколько талантливых спортсменок. Когда появились спонсоры в 2009 году, мы собрали из них хорошую команду".

Про эту самую команду Шувагин, кажется, готов говорить часами. Но меня интересовали материальные вопросы: нет ли желания перебраться на землю, ведь как многодетная семья Шувагины сейчас имеют право получить участок в Сокурах. И тут Дмитрий Александрович откровенно поплыл: "Ну, вроде жена оформляла какие-то документы. Я не в курсе, если честно".

- Да, нашего папу трудно назвать "семейным" человеком, он "общественный", - рассмеялась в трубку Вероника. - Есть мужчины, которым давай землю, дом. А ему нужна работа, работа, работа. Он у нас такой Дед Мороз: может, и холодноватый иногда, может и забыть что-нибудь, но его все равно все любят и ждут.