Отказать в отказе?

Марина ЮДКЕВИЧ
Фото Александра Герасимова

Чтобы "исключить возможные злоупотребления и правонарушения со стороны правоохранителей", возможно, будет полностью исключено из практики такое понятие, как отказ в возбуждении уголовного дела. Чтоб никакого волюнтаризма: подано сообщение о преступлении - возбуждай дело!

Такую сенсационную идею озвучил в минувшую среду, выступая в Госдуме, глава МВД России Владимир Колокольцев. У казанских практиков правозащиты по поводу предложения главного правоохранителя нашлось что сказать.

- Да, по так называемым "милицейским" делам (о пытках в полиции. - "ВК") в большинстве случаев вначале выносят отказ, и по "армейским" часто то же самое, - говорит председатель совета Казанского правозащитного центра (КПЦ) Игорь Шолохов. - Механизм известен: заявление о преступлении, доследственная проверка, отказ в возбуждении дела, потом мы его обжалуем... А бывает, и после дополнительной проверки - опять отказ, и этот пинг-понг может идти очень долго. Последние годы после неоднократных отказов обращаемся уже прямо в Европейский суд по правам человека, поскольку в таких случаях налицо неэффективность механизма защиты прав граждан, заложенного в российском законодательстве.

- Часто поступают еще проще, - отмечает Павел Чиков, председатель ассоциации правозащитных организаций "Агора". - Пишут: "В вашем сообщении не содержится сведений о наличии признаков преступления" - и все, нет оснований даже для доследственной проверки. Десятки таких случаев в практике наших партнеров. Человек во время допроса лишился зубов, и на это - "не содержится признаков преступления"!

А по отношению к заявлениям о фальсификации на выборах такая тактика сейчас является основополагающей, констатирует лидер татарстанской коалиции "За честные выборы" Игорь Веселов: "Нам не отказывают в возбуждении дел - просто уклоняются от приема сообщений о преступлении".

- Показали по телевизору мутное видео неизвестного происхождения - так за неделю установили, что на нем точно Удальцов и он точно говорит о подготовке массовых беспорядков, - приводит он в пример возбуждение уголовного дела в отношении лидера "Левого фронта" Сергея Удальцова сразу после недавнего показа по НТВ "Анатомии протеста-2". - А мы предъявляем Следственному комитету полученные официальным путем записи с веб-камер, установленных на избирательных участках государством - на них отчетливо виден процесс фальсификации итогов выборов... И полгода не можем добиться, чтобы у нас приняли это сообщение о преступлении!

По собственному опыту г-н Веселов приводит такую статистику: "По итогам выборов в Казани 2009, 2010 и декабря 2011 - марта 2012 гг. было подано 46 заявлений о возбуждении уголовного дела. Возбуждено после нескольких отказов одно - по моему заявлению 2009 года о фальсификации подписей избирателей на выборах в Госсовет в 2009-м.  В ходе следствия обнаружились подтверждения этих фальсификаций... и дело было приостановлено. Мне, кандидату на тех выборах, отказывают даже в признании потерпевшим".

В практике Казанского правозащитного центра самое "долгоиграющее" - дело о смерти 51-летнего Жавдата Хайруллина, который в сентябре 2002 г. был задержан милицией, а затем найден повешенным на балконе здания Тукаевского РОВД.
- В возбуждении уголовного дела по этому факту отказывали 20 раз, - вспоминает г-н Шолохов. - А после того как его все-таки возбудили, оно несколько раз прекращалось. Подозреваемых до сих пор нет. Конечно, если бы это дело возбудили тогда же, 10 лет назад, по горячим следам, то было бы больше возможностей для качественного расследования.

Однако правозащитник говорит, что "возбуждать дела по всем заявлениям о преступлении - это, по-моему, ерунда. Представьте, насколько придется раздуть аппарат следствия... А еще ведь бывают такие заявители, что их можно сразу на обследование к психиатру".

Но ведь глава МВД России привел безотказный (во всех смыслах) довод: это для "более качественной защиты интересов граждан". В том числе от злоупотреблений и пофигизма самих правоохранителей. 

- Так ведь в законе уже есть норма, что предварительная проверка по заявлению гражданина должна проводиться объективно, всесторонне, - недоумевает Игорь Шолохов. - Что следователь должен определить круг лиц, опросить их, осмотреть место предполагаемого преступления... И уже на основе всех этих данных принять решение, возбуждать ли уголовное дело. Надо просто закон исполнять!
Легко сказать - "просто". В нашем случае, очевидно, проще переписать нормы права, чем заставить правоохранителей их исполнять... 

"Ничего страшного", - оценивает возможное новшество заместитель министра внутренних дел по РТ - начальник полиции Рафаиль Гильманов:
- Вся мировая практика исходит из того, что по заявлениям о  преступлениях 72 часа отводится на проверку, потом - доклад прокурору, и он принимает решение: в архив или в работу. А мы то отказываем, то возбуждаем... Надо уже к какому-то берегу прибиться! Так что я в принципе за "отказ от отказа".

Вытекающая из этого вероятность резкого роста количества уголовных дел, не дошедших до суда и потому ухудшающих ведомственную статистику,  генерала не пугает. "Пусть будут в базе, и тогда преступник когда-нибудь будет пойман".

Но с другой стороны, жалуется он, "знаете, сколько по экономическим делам обращаются, когда речь идет чисто о гражданско-правовых отношениях?! Вместо того чтобы просто выяснять эти отношения в суде, пишут заявление о преступлении: "Меня обманули" и т.д. Ну конечно, это отказное! Но тогда сразу начинается: "Ну, понятно, у этого мошенника "крыша"...".

- Исключение возможности отказать в возбуждении дела - это может быть как хорошо, так и плохо: в зависимости от того, какие задачи поставлены перед правоохранительной системой, - считает Павел Чиков. - Надо менять систему в целом! А такое частное изменение скорее напоминает мне тот случай, когда девушку с болью в животе доставили в больницу, положили на операционный стол, и хирурги все сделали отлично, но после этого она "по вине смежников" захлебнулась рвотными массами...

Кандидат юридических наук Чиков видит определенную логику в отказе от этапа доследственной проверки, часто оканчивающегося отказом в возбуждении уголовного дела. "Это советский атавизм, - объясняет он. - По российским и международным законам с момента, когда человек обратился за защитой своих прав, на правоохранительных органах лежит обязанность обеспечить эффективную защиту. То есть как только стало известно о событии, которое может быть преступлением, это обязаны расследовать. В этом смысле все действия следователя, возбуждено ли уголовное дело или еще нет, - это уже расследование, так логично сразу дело возбуждать".

Однако как практик он замечает, что "если следователь по объективным или субъективным причинам не захочет довести дело до суда, то такую возможность он найдет". Просто больше будет приостановленных или прекращенных уголовных дел.

- Не шлифовкой мелких шероховатостей надо заниматься - систему в целом надо шлифануть, - считает лидер "Агоры". - Реформирование армии, пенитенциарной системы идет по открытым концепциям - реформа МВД два года идет, а концепции этой реформы нет! Переаттестация прошла, как-то зарплату подняли, какие-то структуры переподчинили - но ради чего, к какому идеалу стремимся? Неизвестно. И уже сам Колокольцев перед Госдумой фактически признал, что при проведении этой реформы были сделаны серьезные ошибки.

Игорь Веселов в случае "отказа от отказа" предвидит преимущественно негативные последствия:
- Есть перечень действий, которые возможны только в рамках  уголовного дела. Например, выемка документов. А теперь представьте, что у вас есть бумаги, которые для кого-то представляют интерес: хоть акционерные документы, хоть личные, хоть номера счетов... Так если по любому заявлению о преступлении сразу будут возбуждать уголовное дело, все эти документы легко могут быть у вас изъяты, скопированы и т.д. Так можно воздействовать не только на любой бизнес, но и на любое физлицо. Неугоден? Одно заявление - и ты фигурант уголовного дела!

В этой связи Павел Чиков напоминает о долгой предыстории уголовного дела известнейшего российского оппозиционера Алексея Навального о давнем "хищении" на предприятии "Кировлес". Следствие разного уровня дважды отказывало в возбуждении этого дела, не находя в действиях Навального никакого криминала. Но после усиления активности оппозиционера криминал сразу нашелся...  

"Если иметь в виду категорию дел о нарушениях на выборах, мне, понятно, очень хотелось бы отмены практики отказа в возбуждении, - говорит Игорь Веселов. - Но что-то мне подсказывает, что не для этого стараются. Есть ощущение, что это делается для усиления доминирующего положения правоохранительных структур в обществе...".