Патриарх Кирилл: «Явление иконы Божией Матери примирило русский народ с татарским»

Наталия ВАСИЛЬЕВА
Патриарх Кирилл: «Явление иконы Божией Матери примирило русский народ с татарским»

Впервые посетивший Татарстан патриарх Московский и всея Руси Кирилл не принял сегодня участие в крестном ходе с чудотворным образом Божией Матери в Казани. Сразу после литургии в Благовещенском соборе патриарх сел в черный автомобиль, который повез его к Богородицкому монастырю – конечному пункту шествия. Тысячи верующих, приехавшие со всей республики и соседних регионов, были немного разочарованы отсутствием пастыря во главе крестного хода. Впрочем, и татарстанские православные были весьма сдержаны в проявлении чувств: не тянули к патриарху руки за благословением, не дарили ему цветы.

Вчера в Татарстан наконец прибыл патриарх Кирилл, визиты которого ранее неоднократно отменялись. Предстоятель РПЦ посетил остров-град Свияжск, где экскурсию для него провел экс-президент Татарстана Минтимер Шаймиев, и село Каипы Лаишевского района, где был открыт памятник Гавриле Державину.

А сегодня, 21 июля, в день обретения Казанской иконы Божией Матери, мероприятия с участием главы РПЦ происходили в Казани. Утром патриарх совершил божественную литургию в Благовещенском соборе Казанского кремля, которая началась в 9.30. Чтобы попасть в Кремль, верующим пришлось пройти через рамки металлоискателей и показать полицейским содержимое своих сумок. Поначалу казалось, что полицейских в парадных белых рубашках, выстроившихся цепью, больше, чем верующих. Однако через два часа все внутреннее пространство крепости залило море белых женских платочков и мужских кепок. Мужчин было чуть меньше, из них выделялись казаки при полной амуниции. Вдоль дороги от собора до Спасской башни стояли волонтеры в зеленых жилетах с надписью «Православная молодежь Татарстана» и предлагали всем желающим воду в бутылках. В 30-градусную жару живительную влагу разбирали быстро.

К началу службы храм был переполнен. Те, кому не удалось туда попасть, стояли на улице перед большим экраном, на котором показывали прямую трансляцию литургии. Правда, до тех, кто стоял ближе к Спасской башне, звук практически не доходил, и люди просто ждали крестного хода, расположившись на газонах и бордюрах. Матери кормили грудью младенцев, старики прилаживали домашние иконки к груди. Всюду сновали убогие и попрошайки всех мастей, жалостливо прося: «Братья и сестры, помогите!» И люди охотно подавали им купюры по сто, пятьсот рублей. Не скупились в престольный праздник.


Вдруг раздалось: «Пошли!» Верующие встрепенулись, подхватили детей, вещи.

Колонну возглавляли священники в синих одеяниях и с хоругвями в руках. За ними «плыла» сама чудотворная икона, убранная белыми лилиями. К удивлению верующих, в числе несущих образ оказался детский омбудсмен России Павел Астахов, подавший недавно в отставку. Вместе с ним икону несли руководитель исполкома Казани Денис Калинкин, начальник УФМС по РТ Артем Кузнецов и начальник управления Минюста РФ по РТ Виктор Демидов. В шествии был замечен московский телеведущий Аркадий Мамонтов.

Вся колонна была оцеплена полицейскими и двигалась довольно быстрым шагом, так что старым и малым пришлось почти бежать. Под колокольный перезвон, лившийся из всех храмов в центре Казани, тысячи верующих вышли из кремлевских стен, где к ним присоединились другие тысячи, и совершили крестный ход вокруг Кремля к месту обретения иконы Божией Матери – Богородицкому монастырю.

На территории монастыря участники хода стали свидетелями эпохального события в истории российского православия. На месте взорванного в 1932 году большевиками собора Казанской иконы Божией Матери патриарх Кирилл дал благословение на строительство нового. Он заложил капсулу с посланием в чудом сохранившийся фундамент старинного храма. А сам камень (точнее красный кирпич) в основание будущего собора заложил митрополит Татарстанский и Казанский Феофан. Владыка умело подбросил раствор и как следует постучал по кирпичу ручкой мастерка… После церемонии, в которой также приняли участие спикер Госдумы РФ Сергей Нарышкин, президент Татарстана Рустам Минниханов, государственный советник Минтимер Шаймиев и спикер Госсовета РТ Мухаметшин, живой хор запел «Многая лета!».

Затем патриарх Кирилл обратился к верующим:

- Мы собрались вокруг руин, они производят тяжелое впечатление… Это не враг прошелся, это мы сами, своими руками разрушили красоту. То, что мы здесь видим, результат варварства и безумия… Икона, явленная здесь, поразительным образом стала святыней для всего народа. Неслучайно татарская дружина по прошествии нескольких десятилетий, после того как Иван Грозный вошел в Казань, вместе с ополчением Минина и Пожарского выступила на защиту рубежей России… Явление иконы Божией Матери, несомненно, примирило русский народ с татарским. Потому что иначе и быть не могло... Удивительные отношения сложились здесь между мусульманами и православными. Пресвятая Богородица молится о Казани и живущих здесь.

Рустам Минниханов пожелал строителям собора и благотворителям «добра и милости Всевышнего», а Минтимер Шаймиев напомнил, что благодаря перестройке люди вернулись к свободе совести, духовности и что Болгар - колыбель исламской цивилизации в Поволжье…


Пока высокие гости произносили со сцены речи, народ безмолвствовал. По лицам собравшихся трудно было понять, довольны ли татарстанцы возрождением Казанского собора, рады ли приезду патриарха. Утомленные солнцем, они не простирали руки к Кириллу за благословением, а, похоже, просто ждали, когда их допустят до чудотворной иконы. Над тихим людским морем качалась одинокая роза – единственный цветок на празднике. Чья-то поднятая рука размахивала им в воздухе. Как позже выяснила корреспондент «Вечерней Казани», искусственная роза была привезена группой паломников из Набережных Челнов, но не в качестве подарка главе РПЦ, а в качестве опознавательного знака, чтобы «свои в толпе не потерялись».

В 13.40 патриарх Кирилл, сфотографировавшись с молодыми волонтерами, вновь сел в свой черный автомобиль и покинул стройплощадку (кстати, к его приезду развороченную тяжелой техникой землю присыпали свежескошенной травой так, что вся территория была будто покрыта зеленым ароматным ковром). Разъехались и випы. Дежурившие омоновцы и полицейские, расслабившись, пошли к своим автобусам.

Но через пятнадцать минут блюстителям порядка пришлось срочно вернуться – в толпе, хлынувшей приложиться к Казанской иконе Богородицы, началась давка. Кому-то стало плохо, по рации были вызваны врачи (машина скорой помощи дежурила у монастыря). Людей стали запускать в храм Богородицкого монастыря (куда занесли икону) по 10 - 15 человек, остальные ждали своей очереди за ограждением. Но толпа напирала, особенно приехавшие издалека паломники, которые спешили на свои автобусы: «Мы первые стояли!» Полицейские пытались остановить страждущих, перекрыв им путь своими телами: «Назад!» Измученные жарой и толкотней люди, выныривая из толчеи, ложились перевести дыхание прямо на травяной ковер.

- И первые станут последними, - созерцательно произнес дедушка с бумажной иконкой на груди.

После 15 часов толпа рассосалась. Врачи вернулись в свою машину, успев с помощью нашатыря привести в чувство более десяти человек.


 

 



     

Фото Александра ГЕРАСИМОВА