Павел Чиков: Telegram хотят заставить продавать тухлые яйца

Марина ЮДКЕВИЧ
Павел Чиков: Telegram хотят заставить продавать тухлые яйца

В деле популярнейшего в России мессенджера Telegram, оштрафованного на 800 тыс. рублей за отказ предоставить ФСБ возможность декодировать сообщения пользователей, на этой неделе появился «казанский след».

Создатель мессенджера Павел Дуров сообщил, что сделал выбор из множества опытных команд юристов, предложивших ему бесплатную поддержку «в деле против ФСБ». Он решил «принять предложение Павла Чикова, руководителя международной правозащитной организации «Агора», когда-то выросшей из Правозащитного центра Казани.

Неделей раньше Павел Чиков - кстати, на своем канале в Telegram - опубликовал пост «Контуры нового срока Путина». Юрист спрогнозировал, что власть готовит дальнейшее «похолодание». От запрета иностранных СМИ, глобального Интернета и отказа от участия в международных институтах, включая Европейский суд по правам человека, до захвата ближним кругом Путина уже и региональных экономических активов, добивания остаточного влияния властей регионов... И наконец, «новая волна репрессий с осени 2018-го», посадка Навального, введение ограничений на выезд из страны и конфискация имущества уехавших.

- Не ситуация ли вокруг Telegram вызвала желание сформулировать прогноз и определила его характер? - поинтересовалась у Чикова корреспондент «Вечерней Казани».

- Нет, это был скорее вывод по результатам длительного наблюдения за ситуацией в стране.

- А о чем, по-вашему, вся эта история с Telegram? Это наезд на конкретный мессенджер, на конкретного Павла Дурова, или звено общей цепи, или некий сигнал власти обществу?

- Я убежден, что под ударом находится не только Telegram - все сервисы, переписка посредством которых недоступна для российских спецслужб. Можно только рассуждать, почему Дуров оказался первым и почему на него производится столь показательная атака. Очевидно, потому, что он русский - свой, а значит, его нужно сильнее и демонстративнее наказать... Ну и в отличие от администраций других соцсетей - Facebook, например, - которые похожие требования российских властей просто игнорируют или демонстрируют готовность искать какой-то компромисс, Дуров отказал определенно, четко высказал свою позицию.

- Как по-вашему, что особенно является в Telegram предметом интереса ФСБ: содержание переписки конкретных людей или популярные информканалы, владельцев которых хотят вычислить? Вы еще в феврале рассказывали, как Роскомнадзор пытался приручить владельцев телеграм-каналов. Ведь уже факт, что некоторые такие каналы имеют большую, чем многие СМИ, аудиторию (скажем, тот ваш прогноз прочли в Telegram больше 33 тыс. человек) - и при этом реальную возможность быть независимыми от власти.

- Это системная ситуация. Как сказал глава компании Apple Тим Кук, когда ФБР требовало предоставить доступ к содержимому iPhone предполагаемого виновника прошлогоднего теракта в Сан-Бернардино, предоставление ключа к одному айфону предоставляет доступ ко всем таким устройствам. И ФБР отступило, отозвало этот иск из суда... С Telegram ситуация такая: ключ генерируется на каждом устройстве пользователя для конкретного чата. Поэтому то, чего требует ФСБ - предоставить условия для раскодировки сообщений - ключи шифрования, Telegram сделать просто не может. Это технически невозможно!

- Почему же тогда ФСБ этого требует?

- Наверное, потому что закон ей позволяет требовать... Ну или власти рассчитывают, что для исполнения этих требований Дуров так изменит Telegram, что будет можно раскодировать сообщения с помощью какого-то универсального ключа. То есть что компания сама полностью обесценит свой продукт. Это все равно как... обязать птицефабрику продавать тухлые яйца! Переписка без тайны переписки, без свободы высказывания - это тухлые яйца. Скажите, такой продукт кому-нибудь нужен?

- Вы уже сказали, что в данном случае защищать Telegram - это честь для любого юриста, поскольку «это не дело Павла Дурова, не дело компании Telegram Messenger LLP. Это дело 100 млн пользователей Telegram в России и остальном мире и шире всех интернет-пользователей, в чью переписку, личные данные, почту, чаты, то есть в частную жизнь, стремятся влезть представители спецслужб». Надо ли добавлять, что для «Агоры» это не только честь, но и риск - риск еще больше обострить отношения с властью. Или отношение власти к правозащитникам «Агоры» уже таково, что ничто не способно его ухудшить или улучшить?

- Я не считаю, что это риск. Мы не выходим за рамки нашей обычной юридической работы.