«Перестали бояться»: рядом с Боровым Матюшино строят очередную виллу на самом берегу Волги

Евгений АКСЕНОВ
«Перестали бояться»: рядом с Боровым Матюшино строят очередную виллу на самом берегу Волги

Кипит работа сейчас на стройке за забором, который начинается у самой Волги и огораживает территорию примерно 150 на 200 метров неподалеку от элитного поселка Боровое Матюшино. Понятно, что никаких табличек - кто и что строит, на заборе нет. Как сообщили корреспонденту «Вечерней Казани» гастарбайтеры, которые трудятся на объекте в поте лица, здесь будет «вильля», то есть вилла. А многочисленные природоохранные органы, как обычно, не в курсе происходящих событий.

«ПОСТАВИЛИ ШЛАГБАУМ, ПОТОМ УБРАЛИ»

Информацию том, что заглохшая больше десяти лет назад стройка рядом с базой отдыха «Светлая поляна» неожиданно ожила, в «Вечернюю Казань» сообщил Дмитрий Александров, у которого дачи в этих местах нет, но он каждое лето приезжает сюда купаться и загорать.

- Я открыл для себя это место в 1992 году. Удивился, насколько здесь хорошо и как близко от Казани, - вспоминает Александров. - Облазил все окрестности: Орловку, «Кордон», «Светлую поляну»... От «Кордона» до этого дикого пляжа было 4,5 километра девственного леса - ни одной постройки. Примерно в 1998 году в 50 метрах от последнего домика последней базы отдыха вниз по Волге я обнаружил высокий металлический забор, которым обнесли огромную территорию вдоль берега. На заборе были таблички с надписью «Гидроспецстрой». Тогда проводились работы по укреплению берега, в итоге его заковали в бетон. А в 2004 - 2005 годах за забором, который уходит вглубь леса метров на 200, началась глобальная вырубка. Туда проложили асфальтированную дорогу, поставили шлагбаум, серьезную охрану. Но потом, когда в судах начались процессы по поводу незаконной застройки в Лаишевском районе, шлагбаум убрали. С тех пор все замерло. Никаких построек, кроме домика для охраны, не возникло. Я пытался выведать у охраны, которая была уже не такая серьезная, кто да что. Мне говорили, владельцы строить пока боятся - ждут. А теперь, выходит, перестали бояться.

«ВОЛГА НЕ НАША»

Попытки корреспондента «ВК» отправиться на место событий с кем-то из сотрудников многочисленных природоохранных органов не увенчались успехом. Заместитель казанского межрайонного природоохранного прокурора Назим Псардия назвал целых две причины для отказа:

- Во-первых, обращений граждан по этому факту к нам не поступало, значит, оснований для прокурорской проверки не имеется. К тому же у нас ограниченное количество сотрудников. Попробуйте позвонить в Минэкологии РТ либо в Росприроднадзор.

В пресс-службе Министерства экологии и природных ресурсов РТ корреспондента «ВК» попросили уточнить, на берегу какого водоема идет стройка, и тоже ответили отказом: «Волга не наш объект, а федеральный. Поэтому вам необходимо обратиться в Росприроднадзор».

Переговоры с Управлением Росприроднадзора по РТ затянулись не на шутку. Сначала в дополнение к устному обращению нас попросили оформить письменное на имя руководителя ведомства - с просьбой выделить специалиста для выезда на место. Затем ждали, когда вернется с обеда руководитель - Фарит Хайрутдинов, который рассмотрит обращение и назначит специалиста. Однако возвращение с обеда главы Управления Росприроднадзора по РТ затянулось, а его зам Лилия Гайнутдинова так и не решилась взять на себя ответственность.

В итоге пришлось ехать на «Светлую поляну» без сопровождающих.

«ЭТО НЕ ТАИФ, ЭТО МОСКВИЧИ»

Когда редакционная машина подъехала к неопознанному строительному объекту, гастарбайтеры, которые на нем заняты, прямо в одежде плескались в Волге.

После того как они выбрались на берег, корреспондент «Вечерней Казани» поинтересовался:

- Что строите?

- Вильля, - ответил один из них.

- А для кого?

- Не знаем, - ответили работяги, что, впрочем, неудивительно.

Охранник на объекте оказался предсказуемо неразговорчивым:

- Что охраняем? Сами себя охраняем.

Пожилая женщина, проживающая на заброшенной базе геофизиков и назвавшаяся Александрой, выдвинула версию, что строительство на самом берегу ведет некое дачное некоммерческое товарищество. Версия, кстати, выглядит вполне правдоподобной, особенно после скандала, который разгорелся несколько лет назад, когда в Матюшинском лесничестве вырубили несколько гектаров леса для дачного кооператива «Полянка», куда вошли многие казанские VIP-чиновники.

- Говорят, это ТАИФ строит что-то типа санатория, - предположила велосипедистка Аида, встреченная на когда-то заасфальтированной, а теперь уже почти превратившейся в грунтовую дороге. 

- Нет, ТАИФ дальше свой санаторий будет строить, вниз по Волге (ближе к деревне Орел, жители которой возмущены, что у них отняли лес. - «ВК»). У них там пока еще ничего нет, только восемь охранников - по десять тысяч получают, - проявил нешуточную осведомленность пенсионер по имени Евгений. - А тут одна московская фирма строит. Дом примерно пятьдесят на тридцать метров. У них уже и свет, и вода, и газ есть. Газ провели из Песчаных Ковалей, воду здесь пробурили.

«ВОПИЮЩЕЕ НАРУШЕНИЕ!»

- Кто бы что ни строил, забор у воды - это вопиющее нарушение природоохранного законодательства, - заявила корреспонденту «ВК» доктор биологических наук, завкафедрой природообустройства и водопользования института управления, экономики и финансов КФУ Нафиса Мингазова. - Береговая полоса, или бечевник, не застраивается и не отдается в собственность. Согласно Водному кодексу РФ, для таких рек, как Волга, общедоступная береговая полоса составляет 20 метров от уреза воды. Прокуратурой РТ за период с 2006 по 2017 год было возбуждено порядка 2 тысяч дел по нарушению водоохранного законодательства и захвату береговой полосы. При этом в 75% случаев люди добровольно убирали оттуда свои заборы.

В свою очередь заместитель казанского межрайонного природоохранного прокурора Назим Псардия заверил корреспондента «ВК», что наша публикация станет достаточным основанием для того, чтобы прокуратура все-таки провела проверку по факту строительства загадочной виллы на самом берегу Волги.

Фото автора.