Полежал - и хватит, уступи могилу товарищу

Марина ЮДКЕВИЧ
Полежал - и хватит, уступи могилу товарищу

Перепись на Арском кладбище предложил провести казанский краевед Леонид Абрамов. Откликнувшиеся на его призыв добровольцы намерены в субботу приступить к работе, которая должна увенчаться созданием точного плана исторической части главного казанского некрополя. Главная цель - прекратить уничтожение старых памятников и могил. В Управлении по организации ритуальных услуг Казани (бывшее МУП "Ритуал") эту инициативу официально не комментируют, но, по сведениям "ВК", от сотрудничества с общественниками пока не отказываются.

Хотя, в сущности, эти общественники замахнулись на святое - на прогресс! Ведь что такое прогресс на кладбище? Это когда могилы с  морально и физически устаревшими скромными памятниками исчезают, а взамен вырастает такое полированное, в полтора человеческих роста, с картинками и златыми цепями - как на груди дорогого покойника, изображенного во всем его прижизненном великолепии, так и по всему периметру... И поскольку это в основном на центральных аллеях, приходящим на кладбище сразу становится уже не так грустно, а некоторым даже совсем наоборот.

"Я уже дома, а вы еще в гостях" - надпись на одном из старинных надгробий Арского кладбища от имени господина, покоящегося под ним. Замечание остроумное, но чрезмерно самонадеянное: посмертно лишившихся такого "дома" здесь уже немало. Если в 1993 - 1997 годах потомки почему-либо не явились за перерегистрацией могил своих предков (тогда была последняя по времени регистрация), эти могилы считаются бесхозными. И место на самом престижном казанском кладбище заново поступает, так сказать, на рынок. Вместе с прахом окончательно канувшего в небытие старинного обитателя этого "дома". Ну а что, упокоился сам - помоги другому.

К тому же  многие новейшие богатые захоронения, как официально считается, возникают на участках, давно принадлежащих семьям покойных. Говорите, трудно представить родственников, которые ради увековечения памяти новопреставившегося уничтожают следы более ранней могилы собственного же предка? Ну так родственники - они ведь разные бывают.

Вот, к примеру,  услышав об идее казанских общественников составить точный план существующих захоронений на Арском, в администрации кладбища неофициально рассказывают: с предложением безвозмездно создать такой план в последние годы уже обращались две компании, одна из которых зарегистрирована аж в Москве, и обе специализируются на организации похорон. Но наши от той щедрой помощи отказались.

Вот почему: после собственно переписи могил требуется сверка с кладбищенскими книгами учета захоронений, а ведь только, мол, допусти к этой базе данных, как эти официальные сведения помогут возникнуть фальшивым родственникам похороненных - особенно похороненных в могилах, за которыми никто не присматривает. И готово, новые "родственники" уже имеют право на престижное местечко...

Разумеется, такого риска от чужаков ответственные за похоронное дело в Казани допустить не могли. Сейчас выявлением бесхозных могил заняты сами сотрудники кладбища. Они-то, пусть и имеют доступ к регистрационной базе, конечно, никакой фальши не допустят. Ну а что в заброшенных было семейных оградах все равно откуда ни возьмись появляются новые богатые монументы покойникам, которые уже по явным национальным признакам не принадлежат к этим семьям... Так на то оно и кладбище, чтобы происходили мистические истории.

Вообще-то история Арского кладбища, как и других казанских, демонстрирует, что вечный покой усопших - понятие временное. И притом в куда более крупном масштабе.

Официально возникшее в конце 1760-х годов, при Екатерине II, Арское кладбище уже спустя десяток лет стало местом захоронения жертв похода на Казань, предпринятого главным врагом государыни - Емельяном Пугачевым. "Это были братские могилы, они не сохранились", - рассказывает Леонид Абрамов. Вообще приметы скорбных времен - братские захоронения на Арском подолгу не существовали, первыми исчезали под натиском прогресса. 

- Была и братская могила пациентов психиатрической больницы, умерших во время Великой Отечественной, они от голода умирали, - продолжает краевед. - В ней был похоронен знаменитый Введенский, поэт-обэриут, репрессированный... Эта могила тоже не сохранилась.

Заметно, что существенно сократилась и территория, занятая когда-то могилами солдат и офицеров Великой Отечественной, умерших в казанских госпиталях. Их теснят и потихоньку вытесняют новые ограды.

Что до могил именитых казанцев из дворянства и чиновничества, купечества и интеллигенции, которые исторически располагались в центральной части Арского кладбища, из них, считает Абрамов,  "не сохранились к настоящему времени, пожалуй, процентов 80. Книга, где фиксировались примечательные захоронения, говорят, то ли пропала в 1980-х, то ли была сознательно уничтожена".

Не без потерь даже в отряде настоящих знаменитостей прошлого: если семейное захоронение Лобачевских, к счастью, уцелело, то у Карла Фукса нет и могилы - ее расположение забыто, уцелевший надгробный памятник стоит на пустом месте. Кенотафом (буквально - "пустая могила") является и установленный не так давно у кладбищенской церкви памятник Дмитрию Булыгину - начальнику  Казанского и Вятского ополчения в Отечественной войне 1812 года. Года три назад сотрудники "Ритуала" обнаружили плиту с его именем, присыпанную землей; возможно, могила "царского генерала" была уничтожена после революции...

А из могил погибших на 1-й Мировой уцелела  одна: подпоручика лейб-гвардии Петроградского полка Всеволода Майера, павшего в мясорубке в предгорьях Карпат в начале 1915-го, на девятнадцатом году жизни... Казанский краевед Анатолий Елдашев предлагает в преддверии 100-летия той войны установить на Арском памятный знак с именами погибших на ней воинов, чьи могилы когда-то были на казанских кладбищах...     

"Известные или неизвестные, это прежде всего люди, имеющие право на покой после смерти", - говорит Леонид Абрамов и объясняет, что создание электронной карты упростит контроль за сохранностью могил. Но не только. Общественники уже представляют будущие экскурсии по Арскому кладбищу с электронным гидом, который расскажет, кем при жизни были нынешние обитатели старинного казанского некрополя... А истории тут встречаются интереснее любого романа.
Взять, скажем, предков самого Леонида, лежащих тут. Они принадлежали к известному в Казани роду купцов-старообрядцев Заусайловых. Родственником Леонидова пращура Петра Сапоугольцева был Иван Крохин, тоже купец - тот самый, что в пещере за своим домом на 1-й Горе (теперь - ул. Ульяновых) прятал Емельяна Пугачева незадолго до восстания... А Иванова дочь Татьяна была замужем за купцом же Петром Каменевым, и тот в качестве президента губернского магистрата принимал в Казани Екатерину II, против которой взбунтовался "гость" его тестя. А сыном Татьяны и Петра был Гавриил Каменев, известнейший казанский поэт конца XVIII века.

Его могилы, кстати, тоже не существует: пустили под бульдозер вместе со всем кладбищем Кизического монастыря, превратившимся в парк Дворца химиков... Так что обитателям Арского еще, можно сказать, в целом повезло, хотя в конце 1970-х, говорят, были планы устроить парк и на этом месте... С исторической памятью у нашей страны всегда были специфические отношения.

хорошо-б некрополь в стене казанского кремля организовать,для заслуженных-народных гр.татарстана,а для плебса крематорий.

крематорий слишком дорогое удовольствие, чтобы использовать "для плебса"