Причины крушения вертолета под Казанью будет выяснять комиссия МАК

Регина КИРИЛЛОВА
Фото c сайта Приволжской транспортной прокуратуры

Уголовное дело по факту крушения вертолета Bell-407 в Верхнеуслонском районе 6 ноября возбудили в Приволжском следственном управлении на транспорте СК России. Основные версии ЧП — заправка вертолета некачественным топливом, ошибка командира воздушного судна, погодные условия. Кроме СК к расследованию причин авиакатастрофы подключились специалисты Росавиации и Межгосударственного авиационного комитета (МАК).

Ранним утром в понедельник вертолет Bell, которым управлял 43-летний Константин Мурин, вылетел из казанского аэропорта в Самару. Как рассказал корреспонденту «Вечерней Казани» старший помощник руководителя Приволжского СУ на транспорте СК России по взаимодействию со СМИ Дмитрий Захаров, пилот должен был сделать две промежуточные остановки: первую - на горнолыжной базе около Свияжска, вторую — в п.г.т. Смышляевка Самарской области. По данным СК, на горнолыжке в вертолет должны были сесть некие отдыхающие. По неофициальным данным, коптер должен был забрать там сотрудников ПСО «Казань» и доставить их в Самару, где фирма, как известно, строит стадион к ЧМ-2018. Как сообщила сегодня руководитель пресс-службы ПСО «Казань» Светлана Брайловская, руководство компании пользуется услугами различных авиаперевозчиков, не исключено, что и данный борт был задействован для служебных командировок. «Но с достоверностью сказать это не могу», - отметила Брайловская, подчеркнув, что компания выражает соболезнования близким погибшего пилота. 

Так или иначе, пилот по каким-то причинам недотянул до первой промежуточной остановки. Вертолет потерпел крушение в поле возле садоводческого товарищества «Красный пахарь» Верхнеуслонского района. Вероятно, коптер рухнул с большой высоты: в результате падения кабина оказалась практически полностью уничтожена, детали корпуса разлетелись на много метров вокруг. Останки вертолета были найдены лишь спустя час после катастрофы, обнаруживший их человек позвонил на номер 112. Прибывшим на место сотрудникам МЧС пришлось доставать тело погибшего пилота из искореженной кабины с помощью гидравлического аварийно-спасательного инструмента.

- В тот же день было возбуждено уголовное дело по статье 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть человека», - сообщил Дмитрий Захаров.

Выяснилось, что управлял потерпевшим крушение вертолетом 43-летний казанец Константин Мурин, выпускник Актюбинского высшего летного училища гражданской авиации. О пилоте известно, что некоторое время назад он вернулся из США, где проживает его семья. Сам Мурин на своей странице в соцсети указывал, что с 1996 года трудился на Казанском авиапредприятии, имеет опыт управления вертолетами Ми-8, Bell-407, Bell-430, R-44.

Следствию предстоит выяснить, почему опытный командир воздушного судна решился на вылет, хотя погода 6 ноября была неблагоприятной: выпадали осадки, местами наблюдался туман.

По данным Межгосударственного авиационного комитета, где создали специальную комиссию по расследованию ЧП, вертолет под регистрационным номером RA-01927 ранее принадлежал авиакомпании «Ак Барс Аэро», обанкротившейся два года назад. Затем он перешел в собственность некого ООО «Басма» - по данным из открытых источников, фирма зарегистрирована в Бугульме, имеет несколько дочерних компаний. Одна из «дочек», ООО «Белл Лимитед», предоставляет такие услуги, как «деятельность воздушного грузового транспорта», при этом, согласно бизнес-картотекам, фирма связана с профсоюзной организацией ОАО «Ак Барс Аэро».

Напомним, что пять лет назад в Альметьевском районе Татарстана также потерпел крушение вертолет Bell-407. Тогда также погиб пилот — 50-летний Валерий Майоров; пассажиров на борту не было. Воздушное судно, принадлежавшее ОАО «Татнефть», в тот день должно было перевозить высокопоставленного сотрудника нефтяной компании, который чудом не сел в вертолет. Позже в МАК пришли к выводу, что причиной крушения вертолета явилась потеря пилотом контроля за высотой при погодных условиях, «не соответствующих минимуму для полетов по правилам визуальных полетов, что привело к столкновению вертолета с земной поверхностью».