Приговор в трех актах

Ирина ПЛОТНИКОВА
Фотографии Александра ГЕРАСИМОВА

Сегодня в Казани Московский райсуд продолжит оглашение приговора по делу о причинах кораблекрушения, которое привело к гибели 122 пассажиров и членов экипажа «Булгарии». Большого интереса у рядовых казанцев, в том числе у студентов - будущих юристов это событие не вызвало. В первый день заключительного судебного действа зал дворца культуры «Юность» был заполнен едва ли на треть.

Часть двора ДК «Юность» стала складом. Здесь хранятся подъемники, рельефные колонны и другие декорации минувшей Универсиады, которые еще в прошлом году раздали по районным объектам культуры. Внутри ДК удалось разместить лишь часть наследства Всемирных студенческих игр — гигантские фигуры трех Шурале. Впрочем, внутрь еще попасть надо.

Ради безопасности

 «Не пускаем ради вашей же безопасности», - такими словами встречали журналистов и потерпевших вчера судебные приставы, хотя на адвокатов эту заботу распространять не стали. А позже проговорились: пока конвой с торца здания не заведет подсудимых, проход в здание не откроют. В 9.35 начали пропускать – по одному, через рамку металлодетектора, проверяя документы и сумки. 

В зале всем запретили занимать места справа от прохода, обеспечив, таким образом, дистанцию метров в 8-10 между подсудимыми и потерпевшими. Такие меры после тесноты зала Московского райсуда на улице Воровского вызвали лишь недоумение и разговоры среди собравшихся: если бы так же бдительно велась работа там, где это действительно необходимо, катастроф бы не было.

Многие из потерпевших в ночь перед приговором не могли уснуть, вспоминая тех, кто не спасся. «У меня эти дети до сих пор стоят перед глазами, - признается Гульнара Зарипова из Лаишевского района. - Самое страшное, что ни один из них (подсудимых) вину не признает. Хотя меня это чувство до сих пор гложет, в чем-то свою вину чувствую. Мы были на теплоходе втроем. Я с дочкой и ее подруга. Подруга Людмила Карымова погибла. А меня дочка спасла, сказала: «Мама я не хочу умирать....»

- На следствии Хаметов (старший помощник капитана судна – И.П.) признавал вину полностью, Семенов (экс-инспектор Казанского отдела Госморречнадзора) частично — что сам, мол, был не согласен, но выполнял по указанию Тимергазеева, - сообщил корреспонденту «ВК» руководитель следственной группы, ныне возглавляющий Чистопольский отдел СУ СКР по РТ Айдар Галиев.

«Стойте и выравнивайте теплоход!»

В первый день провозглашение приговора растянулось на пять с лишним часов с небольшими перерывами. По закону приговоры и оглашают, и слушают стоя. Однако несколько дней этот процесс длится редко. Поэтому судья Сергей Якунин, едва заняв место у микрофона за трибуной на сцене ДК, объявил, что разрешает присаживаться, в виде исключения, в первую очередь пожилым и людям с серьезными заболеваниями: "Чтобы кому-то не стало плохо". И позже часть потерпевших, в основном, женщин, воспользовались этим предложением. Ожидается, что приговор будет оглашен за  три дня.

Сначала суд изложил позицию гособвинения, затем показания пяти подсудимых. Ни один из них вину не признал, а Владислав Семенов вообще утверждал, что его частичное признание было дано «в обмен на обещание следователя» об освобождении из-под стражи.

Самая эмоциональная часть приговора — показания тех, кто выжил 10 июля 2011 года. Их слова о «хлипкой посудине», пьяных матросах, не закрывающихся иллюминаторах и ощутимом крене на один борт. А вот жительница Казани Альбина Филягина в суде вспоминала, что во время катастрофы, когда они с сестрой и ее женихом пытались подняться на верхнюю палубу, «дорогу им перегородили члены экипажа и сказали: «Стойте и выравнивайте телоход!» Жених сестры всех раскидал и они побежали... многие не смогли подняться, так как их не пускали члены экипажа...»

Дискредитировали государство

Прежде чем преступить к оглашению показаний потерпевших, судья Сергей Якунин объявил, что исследовав доказательства, суд находит вину пяти подсудимых «установленной доказательствами обвинения».

И если первоначально субарендатор теплохода Светлана Инякина обвинялась по трем статьям УК РФ, то судья отметил доказанность лишь двух — нарушения правил охраны труда и оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности потребителей. У старпома Рамиля Хаметова суд счел доказанным нарушение правил эксплуатации водного транспорта, а у трех представителей надзорных инстанций — экс-начальника Казанского отдела Госморречнадзора Ирека Тимергазеева, его подчиненного Владислава Семенова и бывшего эксперта Речного регистра Якова Ивашова -  использование должностным лицом своих полномочий вопреки интересам службы.

Обвинение, кстати, отмечало, что именно противоправные действия представителей государства обернулись тяжкими последствиями и повлекли за собой не только нарушения конституционных прав пассажиров и членов экипажа «Булгарии» на жизнь и здоровье, но и подрыв авторитета контролирующих государственных органов и органов власти в целом.

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах

Приговор в трех актах