Приговоренный лежать за решеткой

Ирина ПЛОТНИКОВА
Приговоренный лежать за решеткой

1 апреля в Верховном суде Татарстана будет рассматриваться   апелляционная жалоба осужденного с диагнозом "ВИЧ-инфекция в последней, терминальной IV B стадии". Смертельно больной заключенный оспаривает постановление Приволжского райсуда от 27 февраля, посчитавшего, что освобождения от наказания в связи с болезнью он не достоин. Заседание суда проходило в клубе казанской колонии №2, куда осужденного доставили на носилках.

У Руслана Курамшина (имя по понятным причинам изменено. - И.П.) две дочери и 10-месячный сын, которого он ни разу не видел. Мальчик родился, когда папа уже сидел, а сейчас свидания с ним не дают. "Больше полугода мужа не видела, - жалуется супруга Руслана. - Нас не пускают, говорят, он в тяжелом состоянии, зачем к нему заходить? Охране ведь все равно, сколько ему осталось..."

Лежа за решеткой, Курамшин исполняет решения трех судов. Его приговорили к 4,5 года колонии строгого режима за мошенничества и кражи. В частности, судами установлено, что в Казани и Набережных Челнах он, представляясь жильцам то работником ЖЭКа, то участковым врачом, обманом получал деньги на замену батарей и лекарственные препараты и исчезал. "Когда его поймали на одном эпизоде, об остальных он сам рассказал. И полностью возместил ущерб всем потерпевшим", - говорит адвокат осужденного Эдуард Валиев.

По ходатайству следствия в январе 2013-го Курамшин оказался под домашним арестом. В марте попал в больницу с пневмоцистной пневмонией. Едва выписался, как был взят под стражу по приговору суда. По словам адвоката, за решеткой состояние Руслана стало резко ухудшаться, из СИЗО его перевели в больницу для осужденных, где он находится уже более девяти месяцев.

Еще в августе медики УФСИН по РТ констатировали: прогноз для жизни этого больного неблагоприятный, его заболевание препятствует дальнейшему отбыванию наказания. Перечень таких заболеваний  утвержден постановлением правительства РФ №54 от 6.02.2004 года. В конце декабря, после вступления в силу еще двух приговоров Курамшина (от участия в судебных заседаниях больной был освобожден), был подписан акт медосвидетельствования, из которого следует, что прием антиретровирусных препаратов уже не сдерживает развития ВИЧ-инфекции, болезнь перешла в терминальную стадию. Также у пациента выявлены энцефалопатия, пневмоцистная пневмония, кандидоз, хронический гепатит С, поражены кровеносные сосуды сетчатки, нарушена двигательная активность ног. Иммунный статус Курамшина на тот момент составлял 15 клеток CD-4 на миллилитр крови, для сравнения: у ВИЧ-отрицательного взрослого человека этот показатель не ниже 500.

"В начале февраля он два дня в коме пролежал с рецидивом пневмонии, весь пожелтел, врачи думали, что не спасут. Но психологи говорили, что тоненькая ниточка жизни, за которую он пытается ухватиться, еще осталась. Это семья", - говорит адвокат Валиев.

На выездном заседании Приволжского райсуда против освобождения осужденного возражал лишь прокурор. В отличие от представителя администрации колонии и врача больницы УФСИН. Однако судья Алексей Чернышев освобождать ВИЧ-инфицированного отказался. Он счел, что само по себе наличие заболевания, препятствующего отбыванию наказания, "не является безусловным основанием" для освобождения, что "необходимое лечение осужденный получает и в условиях изоляции от общества". Причем наказание он отбывает за корыстные преступления, и остаток неотбытого срока велик - 3 года 4 месяца 25 дней. А еще Чернышев отметил, что администрацией колонии этот зэк не поощрялся.

- Он и не мог заслужить поощрения, находясь в больнице для осужденных, для этого нужно чем-то полезным быть. К кровати он не прикован, но быстро утомляем, способен лишь к самообслуживанию, - сообщила "ВК" пресс-секретарь УФСИН по РТ Инга Мазуренко.

Значительный остаток неотбытого срока не является основанием для отказа в освобождении по состоянию здоровья, указал в апелляционной жалобе второй адвокат ВИЧ-инфицированного Эдуард Мухаметзянов. А еще отметил, что у его подзащитного отсутствуют не только поощрения, но и взыскания.

По мнению правозащитников, игнорирование судом мнения медиков является нарушением принципов гуманности. "У нас есть данные, что качество медицинской помощи за решеткой и в гражданских больницах отличается. Так, недавно получила огласку информация, что ВИЧ-инфицированных осужденных в Татарстане на  несколько месяцев лишили необходимых медицинских исследований, потому что ФСИН не заключила договор с минздравом", - говорит руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов.

Жена и мать Курамшина готовы ухаживать за ним круглосуточно, если отпустят. Они верят, что дома он проживет дольше. Сможет с детьми попрощаться.

По данным УФСИН, в республике за весь прошлый год к освобождению от наказания по болезни были представлены девять осужденных, однако реально освобождены судом только двое. Шестерым судьи отказали, причем двое из них сейчас находятся в режимной больнице, один вышел на свободу по окончании срока. Еще один тяжелобольной умер до судебного заседания.