Против Таттелекома нет приема

Марина ЮДКЕВИЧ
Против Таттелекома нет приема

Более десяти тысяч приказов о взыскании долгов с абонентов Таттелекома находятся на исполнении у судебных приставов. Сколько из этих долгов  несуществующих, не знают даже в самом Таттелекоме.  

Зуля Гарипова - чемпионка Европы по самбо, призер чемпионатов Европы и мира по дзюдо, единственная за всю историю Татарстана дзюдоистка, участвовавшая в Олимпийских играх (в Атланте), мастер спорта международного класса и тренер высшей категории. Среди спортивных трофеев Гариповой - кубок за лучшую технику, который ей вручили в Японии, на родине дзюдо. Словом, свободно владеет, казалось бы, всем богатством приемов борьбы... Но против татарстанского монополиста нет приема.  

10 августа Зуля Гарипова, только что вернувшаяся с группой своих юных спортсменов со сборов, должна была вылететь из Казани в отпуск  в Прагу, где ее уже ждал друг, а оттуда... «Друг спросил: «Куда хочешь?» - вспоминает Зуля предысторию этой поездки, - а я сразу: «В Париж!»...». В Париже она должна была побывать еще в 1997 году, на каких-то подготовительных соревнованиях перед чемпионатом мира, но   серьезно повредила голеностоп и осталась тогда без Парижа, точнее, Париж перешел в разряд мечты. Теперь мечта должна была сбыться.

Почти год они ждали этой поездки, и вот все было готово: друг купил билеты, забронировал гостиницу и встречал ее в Праге... Зуля туда не попала. В Казанском аэропорту перед самым вылетом ей показали постановление «о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации»,  из которого следовало, что еще в 2009 году мировой судья выдал приказ о взыскании с нее 25,5 тыс. рублей, которые она задолжала Таттелекому, и что в марте 2013-го служба судебных приставов запретила выпускать ее за границу. Как злостного неплательщика.

Лишь спустя два дня (10 августа была суббота) Гарипова смогла выяснить, что это было; объяснения оказались таковы, что вывели спортсменку из строя. «Три дня провела на больничном - давление подскочило. От унижения», - объясняет Зуля.

В райотделе службы судебных приставов ей показали материалы по ее делу, включая и свой запрос в Таттелеком: пристав-исполнитель просил эту компанию сообщить, имеется ли в  действительности задолженность за Гариповой, ведь последняя давно представила квитанцию об уплате денег... Запрос был датирован октябрем 2011-го, ответа на него, как рассказали Зуле Гариповой в службе судебных приставов, из Таттелекома так и не пришло, зато в марте 2013-го пришло требование этой компании: установить временные ограничения для должника, т.е. Гариповой, на выезд за границу... А также «принять меры по розыску должника и его имущества»...

Ждать, когда ее начнут разыскивать, Гарипова не стала. Позвонила по справочному номеру Таттелекома и спросила, есть ли за ней задолженность, и испытала новое потрясение.

- Девочка за какие-то пять минут пробила по базе данных и ответила: «За вами долга нет»! А когда я подъехала к ним в офис, мне и справку выдали: «Задолженность по услугам связи ОАО «Таттелеком» за абонентом не числится». А что же, перед тем как требовать закрыть для меня границу, они сами не могли потратить пять минут и по собственной базе проверить, должник я или нет?!  
Прямые убытки в этой истории (затраты на визу, которая не понадобилась, пропавшие авиабилеты на двоих, расходы на бронирование гостиничных мест...) составили порядка двух тысяч евро. А как определить материальный эквивалент загубленному романтическому путешествию, Зуля пока не придумала...

В Таттелекоме признают, что случай Гариповой как пример преследования в качестве должников людей, которые должниками не являются, не единичный. И объясняют это просто до изумления. 

- Судебный приказ с 2009 года лежал у приставов, - объяснил сотрудник этой компании Марат Макаев, тот самый, по требованию которого судебные приставы внесли Зулю Гарипову в пограничный «стоп-лист». - Лежал, лежал, а в этом году мы начали заниматься своими долгами, стали писать...

Когда я повторяю ему вопрос Зули, нельзя ли прежде чем писать, хоть немного подумать, то есть проверить собственную базу данных, г-н Макаев отвечает исчерпывающе: «Наша группа это не отслеживает, отслеживает другая группа». 

Тут я, честно сказать, не выдерживаю  и предлагаю представителю Таттелекома хоть попытаться оценить собственный ответ с точки зрения крупной коммуникационной компании, а не  захолустного  сельпо,  где  одна  продавщица  не знает,  где вторая прячет деньги и разбавляла ли она уже молоко... Он задумывается и наконец подводит итог этих размышлений: «Человеческий фактор там, текучесть кадров... Но мы  сейчас  исправляемся. Извиняйте, если что не так!».