Противники МСЗ под Казанью судятся с кабмином: «Придем к экологической катастрофе, как в Подмосковье»

Евгений АКСЕНОВ
Противники МСЗ под Казанью судятся с кабмином: «Придем к экологической катастрофе, как в Подмосковье»

Всем желающим хватило мест в зале Верховного суда РТ, где сегодня состоялось рассмотрение иска 109 жителей Зеленодольского района и Казани, протестующих против строительства мусоросжигательного завода, к правительству РТ. Напомним, 8 августа, когда стартовал процесс по коллективному иску, выделенный для заседания зал не смог вместить и пятой части его подателей, которые в итоге написали жалобу руководству Верховного суда РТ: дескать, старики ехали из Осиново, а к ним такое неуважение, просим обеспечить посещение следующего заседания. Сегодня в коридоре не осталось никого, а пара кресел в зале даже оказалась свободной. 

Хотя на первом слушании иска (с требованием отменить пункт Территориальной схемы в области обращения с отходами... о строительстве МСЗ, поскольку эту схему кабмин принял без положенного по закону общественного обсуждения) судья Эдуард Каминский заявил, что в здании Верховного суда РТ нет зала, способного вместить 109 человек, такой все-таки нашелся - под номером 7.

- А сколько здесь посадочных мест? - поинтересовалась у секретаря суда одна из активисток движения «Нет мусоросжигательному заводу в Казани!», Гульнара Гилязова.

- Восемьдесят шесть, - ответила та, имея в виду пять рядов кресел.

Когда все эти кресла были заняты, один из судебных приставов, призванных обеспечивать порядок во время заседания, предложил собравшимся присаживаться на боковые кресла, за перегородкой.

- Мы же не преступники, а истцы! - возмутилась пожилая женщина.

- Это места для присяжных заседателей, - успокоил ее пристав.

- А, ну тогда ладно.

Уже за 10 минут до начала заседания все расселись по местам, включая судью Каминского, который листал лежавшие перед ним тома гражданского дела и время от времени поглядывал на сидевших перед ним людей, словно оценивая, хватит ли семи приставов для поддержания порядка в зале, ведь противники МСЗ уже как-то продемонстрировали чиновникам, на что они способны.

В итоге порядок был сохранен. Реплик с места никто не подавал. Лишь только когда представитель кабмина заявила, что 6,5 тысячи подписей против строительства МСЗ, которые были предъявлены на публичных слушаниях по генплану поселка Осиново 20 июня, не имеют никакого отношения к рассматриваемому иску, а значит, приобщать их к материалам дела по просьбе истцов не следует, люди возмутились: 

- Как это не имеют отношения?!

Приставы на них зашикали, и в зале вновь воцарилась тишина.


Первой слово было предоставлено юристу Елене Бикташевой, защищающей интересы истцов. Как и в прошлый раз, она снова заявила ходатайство о разрешении видеосъемки. И вновь ей было в этом отказано.

- Аудиозапись - пожалуйста. Видеозапись - нет, - отрезал судья.
 
- Согласно 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» с 1 января 2018 года региональные территориальные схемы обращения с отходами предварительно должны проходить общественные обсуждения. У нас в республике терсхема была утверждена кабмином в марте, но ее общественное обсуждение не проводилось. Уважаемый суд, на этом основании мы просим признать недействующими те ее положения, которые касаются строительства МСЗ в поселке Осиново, - заявила Бикташева.

Представитель истцов напомнила, что с 1 января 2019 года сбор-вывоз отходов перейдет из разряда жилищных услуг в коммунальные. И если сейчас ТСЖ и УК платят за это по договорным ценам и вправе выбирать подрядчика, то с нового года появится единственный региональный оператор по обращению с ТБО, который будет устанавливать новые «мусорные» тарифы. Как показывает практика, они могут взлететь до небес. Например, в Красноярском крае тариф вырос с 231 рубля за 1 тонну до 13 тысяч рублей. 

- Выбросы мусоросжигательного завода по определению не могут быть нулевыми. Исходя из проектной документации, находящейся в открытом доступе, и имеющейся в ней оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), это достаточно вредно, - перешла юрист от финансовых доводов к экологическим. 

- Давайте ближе к предмету судебного разбирательства, - посоветовал ей судья. - Предмет разбирательства - это нарушение прав и свобод истцов, несоблюдение порядка принятия нормативно-правового акта и введения его в действие. Старайтесь не распыляться.

Судья еще несколько раз перебил Елену Бикташеву, поэтому ее выступление получилось довольно сбивчивым. По ходатайству представительницы истцов к материалам дела приобщили некоторые документы, в частности, ответ Волжской природоохранной прокуратуры на письмо истцов, в котором надзорный орган сообщает о том, что вынесено предписание о незаконности татарстанской терсхемы по обращению с отходами. В приобщении 6,5 тысячи подписей против строительства МСЗ было отказано.

После перерыва суд заслушал представителей ответчика, которые, во-первых, заявили, что строительство МСЗ в поселке Осиново прописано в приоритетном федеральном проекте «Чистая страна». А во-вторых, что общественное обсуждение терсхемы якобы имело место, поскольку ее проект был размещен на сайте Минстроя РТ в феврале (саму схему приняли в марте). Однако реальных доказательств общественного обсуждения суду представлено не было.

В итоге в слушании иска к кабмину объявили перерыв до 9 утра пятницы.

- Понимаете, я сегодня пыталась донести до людей информацию, о которой практически никто не знает, - поделилась своими мыслями Елена Бикташева с корреспондентом «Вечерней Казани» по окончании заседания. - Мало кто смог осилить терсхему в 700 с лишним страниц и имеет представление о том, что нам реально предлагают. Всем внушили, что без МСЗ мы просто захлебнемся в мусоре. Но МСЗ не решает проблемы свалок. У нас по терсхеме, которая предусматривает строительство МСЗ, тем не менее должно продолжиться и строительство огромных муниципальных полигонов ТБО. Если мы пойдем по этому пути, а не по пути раздельного сбора мусора и его максимальной переработки, то придем к тому, что происходит сейчас в Подмосковье. А там настоящая экологическая катастрофа.

Фото автора