ПСО «Казань» подвело под статью экс-директора ГИСУ РТ

Евгений АКСЕНОВ
ПСО «Казань» подвело под статью экс-директора ГИСУ РТ

Сегодня в Вахитовском райсуде продолжился процесс над бывшим руководителем ГИСУ РТ Рашидом Нуруллиным - его обвиняют в превышении должностных полномочий, в результате которого ПСО «Казань» получило за выполнение госконтракта лишних 216,5 млн рублей. Подсудимый пытается доказать, что судить его не за что и по факту ПСО «Казань» не переплатили, а недоплатили за работу.

Поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Нуруллина, который освободил должность директора ГИСУ РТ в сентябре 2013 года, стали результаты прошедшей уже после его увольнения проверки Счетной палатой РТ обстоятельств исполнения контракта на работы по берегоукреплению озера Средний Кабан и реки Казанки на участке между мостом «Миллениум» и третьей транспортной дамбой. Он был заключен между Минстроем РТ и ПСО «Казань» накануне Универсиады-2013 на сумму более 1,3 млрд рублей. Протяженность заболоченной береговой линии озера, которую надлежало привести в порядок, составляла 4776 метров. По факту же, как выяснила Счетная палата, строители исполнили работы на 4061 метре, а деньги потратили те же. Произведя несложные подсчеты, аудиторы пришли к выводу, что глава ПСО «Казань» Равиль Зиганшин положил в карман 216,5 млн рублей за невыполненные работы, а Рашид Нуруллин этому потворствовал.

Сегодня в суде продолжили допрашивать свидетелей, которых в деле фигурирует 26, а их показания хранятся в 44 томах. Первой в зал пригласили руководителя службы экспертизы Управления государственной экспертизы и ценообразования РТ по строительству и архитектуре Тамару Сальникову. Именно она подписала положительное заключение по проекту берегоукрепительных работ на озере Средний Кабан протяженностью 4776 метров. При этом ее же подпись стоит под вторым положительным заключением, где речь идет об участке берега на 715 метров короче.

- Чем это было вызвано? Почему протяженность пришлось сокращать? - задал ей вопрос один из двух прокуроров, поддерживающих на процессе государственное обвинение.

- Понимаете, «почему» - это не предмет экспертизы, - последовал ответ.

- В связи с сокращением протяженности стоимость работ уменьшилась или увеличилась?

- Стоимость работ для меня не имеет значения. Я занималась только технической частью. В мои задачи входило ответить на вопрос, возможно ли таким способом выполнить работы, чтобы они соответствовали нормативным требованиям. Материальной стороной дела я не занималась.

По ходатайству гособвинителя, усмотревшего противоречия между тем, что Сальникова заявила сегодня на суде, и ее показаниями во время предварительного следствия, судья Алмаз Мухаметшин огласил содержание нескольких страниц 39-го тома уголовного дела с показаниями свидетельницы:

- «В 2011 году я проводила экспертизу проектной документации объекта «Берегоукрепительные работы на озере Кабан», который планировалось сдать к Универсиаде-2013. Мною было выдано положительное заключение, утвержденное начальником управления 18 марта 2011 года. Протяженность объекта составляла 4776 метров. Позднее мне поступила заявка на проведение экспертизы проектно-сметной документации на строительство того же объекта, протяженность которого была сокращена до 4061 метра. В чем была причина изменения проекта, мне неизвестно. Мною вновь было выдано заключение соответствия документации. Оно было подписано гораздо позднее той даты, которая стоит в заключении, - 31 декабря 2012 года. Скорее всего, не ранее 2014 года. Точнее сказать не могу, не помню. На мой взгляд, вопрос о дате второстепенный. Подписать заключение задним числом меня уполномочил начальник управления. Чем он руководствовался, сказать не могу, не спрашивала. Кроме того, в 2015 году я проводила экспертизу второго этапа берегоукрепления на озере Средний Кабан на оставшихся 715 метрах. Было выдано положительное заключение».

- Я правильно понимаю, что экспертиза, под которой стоит дата 31.12.2012, была сделана вами в 2014 году? - уточнил у свидетельницы судья.

- Да.

Затем оба прокурора спросили у Сальниковой, почему документ, подписанный в 2014 году, датирован более ранним числом, на что она устало повторила:

- Я еще раз говорю, что установка даты не входит в мою компетенцию.

После чего на трибуне ее сменил другой свидетель - Марат Хайруллин, курировавший от Минстроя РТ работы по берегоукреплению как на Казанке, так и на Среднем Кабане.

- Почему берегоукрепление на Кабане разделили на два этапа - 4061 и 715 метров? - поинтересовался у него прокурор.

- Я не знаю, - развел руками свидетель.

- В конечном итоге сколько метров было сделано?

- 4776 метров. Насколько я знаю, участок в 715 метров подрядчик доделывал уже за свой счет, - сообщил Хайруллин.

- Когда? После проверки Счетной палаты?

- Да, скорее всего так.

После того как допрос второго свидетеля был завершен, судья объявил, что процесс продолжится завтра.

- Проблема возникла из-за того, что проектировщики выехали на лодке, замерили эхолотом глубины на Среднем Кабане и получилось так, что ил отразился как нормальный грунт. Но ил нормальным грунтом не является. И когда начали делать берегоукрепление, подрядчик столкнулся с тем, что фактический расход материалов на производство работ оказался гораздо больше, - рассказал после судебного заседания корреспонденту «Вечерней Казани» Рашид Нуруллин. - Они израсходовали все материалы, заложенные в смету, но выполнили берегоукрепление не на всем участке. А после того как Счетная палата высказала замечания, ПСО «Казань» вынуждено было досыпать недостающие метры за свой счет. Сегодня мне предъявляют, что я был виновником того, что они недоделали 715 метров. Но я ушел из ГИСУ в сентябре 2013 года, а контракт заканчивался позже. Объект принимали в 2014 году.