Раджа мечтает, что за воротами "Черного дельфина" его ждет бизнес

ВК
Раджа мечтает, что за воротами "Черного дельфина" его ждет бизнес

Когда-то лидера группировки "Хади Такташ" Радика Галиакберова по кличке Раджа боялась половина Казани. Он ездил на самых дорогих машинах, ужинал в самых роскошных ресторанах. Элегантное длиннополое пальто и безупречный костюм вкупе со слухами о его кровожадности снискали Радже славу казанского Дона Корлеоне. Сегодня его мир - это тесная четырехместная камера в богом забытой колонии "Черный дельфин" в Оренбургской области, где он отбывает пожизненный срок за организацию преступного сообщества и 12 убийств.

Колония эта считается образцово-показательной, и подавляющее большинство инспекций от правозащитных организаций направляют именно сюда. Благо в городе Соль-Илецке, где она расположена, имеется престижный курорт со всевозможными грязелечебницами. Так что высоким гостям есть где развеяться после гнетущих впечатлений от одной из самых страшных тюрем страны.

Лишь редкие поездки в Казань для бесед с оперативниками, пытающимися получить у Галиакберова информацию о нераскрытых убийствах середины 90-х годов, скрашивают жизнь обреченного на забвение убийцы. В последний раз его привозили на родину год назад вместе с приятелем и подельником Ринатом Фахрутдиновым (Ринтик), с которым они руководили "хадишкой" и ее бригадами, за что получили пожизненно и теперь уже несколько лет делят камеру в "Черном дельфине".

Во время "командировки" в некогда такую покорную ему Казань Раджа восемь месяцев провел в следственном изоляторе №1 и должен был в качестве ценного свидетеля принять участие в громком судебном процессе по делу группировки "Перваки". Встретиться со мной Галиакберов согласился не сразу, объясняя, что в городе его хорошо знают и дурная слава ему не нужна. Впрочем, потом передумал. Хотя, наверное, только от скуки: ведь в СИЗО авторитет проводил время в двухместной камере под неусыпным надзором конвоя, так что круг общения у него был небольшой. Единственным условием стал категорический запрет на диктофонную запись.

Вину, как известно, Галиакберов ни на следствии, ни на суде не признал. Причем с тех пор ничего не изменилось. Соответственно, и разговор о своем прошлом в "Хади Такташе" Раджа переводил в другое русло либо отделывался фразами вроде: "Жили в тяжелое время, защищали бизнес, я не разбоями занимался и с топором за кушаком не ходил на большой дороге".

Галиакберов был арестован в ноябре 1999 года, когда ему не было и тридцати. Сейчас это зрелый мужчина, хотя за годы, проведенные за решеткой, он не сильно изменился, разве что появились обширные залысины да морщинки у глаз. Говорят, это свойственно осужденным на солидный срок, которые, выйдя на свободу, стареют на глазах. Впрочем, узникам "Черного дельфина" такая перспектива не грозит.

…Радик был одет в недорогой, но добротный спортивный костюм. Аккуратно остриженные ногти, чисто выбритое лицо: по всему видно, что и за решеткой лидер группировки не переставал следить за собой. Единственное, что выдавало в нем зэка, так это легкое подкашливание (следствие постоянного нахождения в бетонном мешке) и абсолютно белое, уже долгие годы не видевшее солнечного света лицо, поскольку согласно внутреннему распорядку колонии для "пожизненников" прямой солнечный свет не должен падать на лица осужденных. А еще все тот же, как и на суде, пронизывающе-жесткий, хотя и печальный взгляд, от которого чувствуешь себя не в своей тарелке.

Несмотря на, казалось бы, полную изоляцию от общества, находящийся в компании людоедов, террористов и насильников Галиакберов, представлявший некогда истеблишмент бандитской Казани, не потерял интереса к жизни. Выписывает "Российскую газету", всевозможную юридическую литературу, следит за новостями, в том числе из родной республики, и живо рассуждает о политической ситуации в стране и мире.

Раджа говорит медленно. Складывается ощущение, что он тщательно продумывает каждую фразу. Но за словом в карман не лезет. Серийный убийца оперирует такими терминами, что если бы не тюремная решетка, вполне можно было подумать, что это маститый профессор читает лекцию в университетской аудитории. Разумеется, ни слова матерного и вообще никакой брани - сплошные цитаты из философов от Платона до Вольтера. Говорят, и на воле Раджа был крайне начитан (в отличие от своих приближенных, которые вряд ли и в школе-то держали в руках что-то кроме учебника), а в зоне он и вовсе читает запоями.

Галиакберов перечитал все до одной книги из тюремной библиотеки. Его любимые - о Великой Отечественной войне, и осужденный готов без умолка рассказывать о Харьковской или Берлинской операции, в мельчайших подробностях описывая детали боев. При этом он знает чуть ли не каждого командира сотен дивизий Красной армии и Вермахта. Что и не удивительно: по словам Радика, за проведенные в колонии годы он прочитал более 400 книг, посвященных войне. И по слухам, прибыв в Казань, заказал еще 33 редкие книги о войне.

Еще "хадишенский" демонстрирует просто энциклопедические познания в российском законодательстве. Может слово в слово пересказать содержание решения того или иного пленума Верховного суда России и не скрывает, что постоянно пишет жалобы во всевозможные инстанции о признании незаконным вынесенного ему приговора, поскольку он-де обычный предприниматель, ставший жертвой навета.

Мне почему-то в связи с этим сразу вспомнились показания одного из свидетелей по уголовному делу Галиакберова: "Аксанов ползал на коленях, умолял Галиакберова оставить его в живых, плакал, даже руки ему целовал… Раджа сказал Халве разрубить труп Аксанова на куски… Марсель передал Галиакберову одну ногу и голову Аксанова в пакете. Марсель разрезал Аксанова постепенно, и по мере отрезания Галиакберов открывал дверь ванной и забирал у него эти куски тела. После передачи куска Галиакберов сразу закрывал дверь ванной и упаковывал отрезанное в сумку".

Галиакберова, судя по всему, это не особо смущает. Сейчас авторитет думает, как отменить все (!) приговоры, вынесенные в России с 2000 года, как незаконные, и даже планирует обратиться в Европейский суд по правам человека.

Что ж, это не удивительно. Для Галиакберова это единственный способ выйти на свободу живым - за всю историю колонии из "Черного дельфина" убежать еще никому не удавалось. В принципе шансы на освобождение у осужденного есть, хотя очень и очень призрачные. После 20 лет отбытия наказания по закону Раджа может ходатайствовать о замене пожизненного заключения на 25 лет. Но с учетом его личности рассчитывать на это крайне самонадеянно. Кроме того, с 1 августа 2013 года произошли определенные изменения, благодаря которым для принятия решения об условно-досрочном освобождении суд обязан пригласить на заседание потерпевших. Кажется очень сомнительным, что кто-то из них выскажется в пользу освобождения Раджи.

Но энергии в Галиакберове с годами не поубавилось, и он, похоже, ни на минуту не сомневается, что окажется рано или поздно на свободе. Хотя очевидно, что потеряй он последнюю надежду на освобождение - и тогда конец! Пока же он может только мечтать о том, что ждет его за воротами "Черного дельфина": "Вернусь в бизнес - у меня есть определенные сбережения. Обсудим с друзьями, куда лучше вложить денежные средства. Сейчас регулярно переписываемся, общаемся с ребятами, проходившими по делу. Поддерживают из дома - у меня есть дети…". Впрочем, по некоторым данным, за все восемь месяцев пребывания в следственном изоляторе в Казани Галиакберова навестили всего один раз - некий молодой человек.

В заключение нашего разговора Раджа стал обладателем первой части серии книг "Бандитская Казань", одна из глав которой посвящена банде "Хади Такташ". На том и расстались.

Позже на заседании суда по "Первакам" Галиакберов остался верен себе и сообщил, что никакого отношения к группировке "Хади Такташ" не имел. После оказавшегося бесполезным вызова в суд он был незамедлительно этапирован к месту отбытия наказания. Возможно, это была его последняя поездка на родину.

Спустя несколько месяцев автору этих строк пришло письмо из Соль-Илецка. Начиналось оно эпиграфом от кардинала Ришелье: "Дайте мне шесть строчек, написанных рукой самого честного человека, и я найду в них что-нибудь, за что его можно повесить".

"Большое спасибо за подаренную Вами книгу. Прочитал с интересом и смею заметить, что события, изложенные в ней, не всегда соответствуют реальным фактам.

Я не сетую на судьбу и принимаю как должное, что несчастья и беды - часть нашей жизни, что они происходят с нами постоянно и мы мало что можем с этим поделать.

Ты часть системы и лишен права выбора. Так что волей-неволей приходится смириться с тем, что происходит, и достойно играть свою роль. Зачем переживать из-за того, что нам не дано изменить? Примите уверение в моем совершеннейшем почтении. Радик".

И в заключение:

"Нигде, никогда и ни в какой форме я не писал, не говорил, не утверждал, что я имею отношение к инкриминируемым мне преступлениям.

У каждого порядочного дьявола существует свой ад, куда посторонним вход воспрещен".

Андрей ШЕПТИЦКИЙ, старший помощник руководителя СУ СКР по РТ.

P.S. Книги "Бандитская Казань" и "Бандитская Казань-2" поступили в продажу.