«Распил тела не образует состав преступления...»

Ирина ПЛОТНИКОВА
«Распил тела не образует состав преступления...»

В Верховный суд Татарстана через Страсбург добралось-таки уголовное дело об изнасиловании и убийстве в Казани в феврале 2006 года. Тогда в течение нескольких дней в Авиастроительном, Советском и Приволжском районах были найдены фрагменты тела 19-летней девушки. Вскоре были задержаны двое подозреваемых в ее смерти. Однако криминала найти в их действиях следователи не могли в течение пяти лет. Разглядели его лишь в 2011-м, когда жалоба матери погибшей на неэффективность следствия дошла до Европейского суда по правам человека.

Закрытый процесс в Верховном суде РТ стартует 5 сентября. Прокуратура республики обвиняет 31-летнего безработного казанца Станислава Федосова в изнасиловании и убийстве девушки. Сам он вину не признает. Дело в отношении второго фигуранта выделено в отдельное производство - его не могут найти уже несколько лет, сообщил «ВК» старший следователь отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по РТ Шамиль Багаутдинов.

Мать погибшей Татьяна Агафонова в последний раз видела дочь 16 февраля 2006 года. Наташа сказала, что идет ночевать к подруге и пропала. 18 февраля ее голову нашли у частного дома на Поперечно-Карагандинской, 21 февраля у гаражей на Космонавтов обнаружили ноги, а на следующий день в жилом доме на Сафиуллина отыскали и туловище. Оно было спрятано в деревянном ящике, причем, по данным правозащитников, рядом с шеей лежали электрические провода, один из которых был затянут в узел. По версии следствия, девушку задушили, чтобы скрыть изнасилование.

Впрочем, на первых допросах в далеком 2006 году нынешний обвиняемый не отрицал факт расчленения тела и его развоза по разным частям города. Он рассказывал, что в ночь с 16 на 17 февраля вместе с приятелем и двумя девушками проводил время на съемной квартире знакомого, но после распития крепких напитков потерял сознание. Очнулся якобы лишь на следующий день и обнаружил, что ни приятеля, ни первой девушки в квартире нет, а Наташа лежит на кровати. И не просыпается. Звонить в полицию и скорую почему-то не стал. Попросил о помощи знакомого. Вместе купили большую хозяйственную сумку, загрузили тело и увезли на такси в Авиастроительный район.

Далее задержанный рассказывал, что, оставшись наедине с трупом, запаниковал и стал пить горилку, а на следующий день достал ножовку и принялся пилить тело. На одном из допросов он объяснял, что данное решение принял от безвыходности, поскольку никто не хотел ему «помочь в решении данной проблемы».

Версию о том, что убийства не было, поначалу поддержали и приятель Федосова, и отдыхавшая в их компании знакомая Натальи. Правда, последняя вскоре изменила показания и сообщила, что еще утром 17 февраля Агафонова была жива-здорова. И что мужчины не хотели выпускать их из квартиры - требовали интимной близости. Сбежать удалось только ей.

Уголовное дело в отношении Федосова и его приятеля прекращалось пять раз (впервые в июне 2006 года) с формулировкой «за отсутствием события преступления». «Изнасилование и убийство они не признавали, то есть следствию нужно было работать, искать доказательства. А распил тела не образует состав преступления - нет такой статьи в Уголовном кодексе РФ», - объясняет руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов, представляющий интересы потерпевшей.

Прокуратура и правозащитники оспаривали прекращение следствия. А в марте 2011 года в Европейском суде по правам человека была зарегистрирована жалоба Татьяны Агафоновой, подготовленная юристами КПЦ. По их мнению, в этом деле Российская Федерация нарушила Европейскую конвенцию о защите прав человека: не выполнила обязательства по эффективному расследованию обстоятельств смерти девушки, а также обязательства по защите от насилия и защите частной жизни. В июне 2011-го следствие возобновилось. И вот спустя 33 месяца (без учета перерывов в год-два) дошло до суда.

По словам Игоря Шолохова, зарегистрированная жалоба Агафоновой в ЕСПЧ пока не рассмотрена, однако свою актуальность она не потеряла. «Я спрашивал у матери, готова ли она пойти на мировое соглашение с Российской Федерацией, она сказала «нет». Такое длительное нерассмотрение дела по существу нарушает ее права»,  - говорит руководитель КПЦ. И отмечает, что закрытый процесс в Верховном суде РТ легким не будет - обвиняемый, несмотря на официальный статус безработного, смог позволить себе услуги московского адвоката.

Потерпевшая уверена, что если бы не жалоба в Страсбург, дело о смерти дочки вообще не дошло бы до суда. «Я, когда первый раз этих парней в суде видела и суд их отпустил, просто в шоке была. Тогда-то и решила, что нужен свой адвокат. А меня первый следователь Муртазин еще и отговаривал, мол, зачем он вам», - вспоминает Татьяна Агафонова. Женщина говорит, что будет просить суд о максимальном наказании для обвиняемого.

Вот она - "татарстанская судебная система"

"За отсутствием события преступления"... Может, еще придут к выводу, что девушка сама себя распилила?

люди!!!! берегите себя!!!! нет справедливостии и не было...разве что в кино...

По 5 каналу ТВ показывают сериал "След". Там специалисты ФЭС расследуют запутанные преступления, эксперты творят чудеса. Смотрю как сказку. А то, что творится в жизни с раскрытием преступлений - это реальная действительность...