Родина-мать не прощает ветеранам мусорный долг

Инна СЕРОВА
Фото Александра ГЕРАСИМОВА

"Когда-нибудь мы вспомним это..." - крутится в голове строчка из "Белорусского вокзала" после встречи с бывшей связисткой Второго Белорусского фронта Марией Васильевной Ситниковой, которую чиновники на законных основаниях лишили субсидии. Когда-нибудь мы все - и те, кто добросовестно исполняет закон, и те, кто, не преступая закона, подводит стариков к последней черте отчаяния, и те, кто вздыхает, видя это: "Сочувствую, но ничем помочь не могу", - вспомним каждый свою Марию Васильевну. И пожалеем, да будет поздно.

Мария Васильевна написала в "ВК", как ее, ветерана войны и инвалида II группы, лишили субсидии на жилищно-коммунальные услуги. Живет она в частном доме в переулке Тихом, что в Юдино. Дом принадлежит сыну, живущему в другом городе. На правах собственника, говорит мать, он прописал в дом жену и дочку. Жена тут не живет, зато внучка вышла замуж, родила ребенка. Образовалось так называемое домохозяйство. И неважно, ведут ли де-факто общее хозяйство те, кто проживает со стариками, - де-юре это одна семья, и это ощутимо влияет на сумму положенных ветеранам и инвалидам субсидий. Ситниковой, к примеру, хотя она живет лишь на пенсию, впятеро урезали компенсационные выплаты. Это оказалось куда проще, чем помочь ей по справедливости разделить оплату счетов за ЖКУ с внуками.

Водопровода в доме, где живет Мария Васильевна, нет - она за свой счет бурила скважину. Из удобств - электричество и газ, которые она провела тоже за свой счет, и сама оплачивает все потребленные в "общем домохозяйстве" киловатты и кубометры. Молодые сказали, что заплатят, когда им счет придет, а счета шлют на имя Ситниковой, ведь это она когда-то заключала договоры с газовиками и энергетиками.

Свет есть только в доме - Тихий переулок испокон веку не освещается. Дороги не было много лет, но недавно жители переулка скинулись по четыре тысячи и замостили проезд строительным мусором. Снег на их дороге не убирают. У Марии Васильевны ноги больные, еле ползает с палочкой. Летом, говорит она, до магазина и церкви добираться полегче, а вот зимой по сугробам - сущая Голгофа. Просили, вспоминает она, обитатели переулка местную администрацию трактор хоть раз в месяц посылать, но там за уборку деньги требуют.

Нет в Тихом переулке и мусоросборника, к нему на другую улицу надо ковылять, а это 88-летней женщине не под силу. Да и нет у нее в контейнере надобности: продуктовые отходы идут на компост в огороде, упаковка сжигается в бане, а консервов в железных банках старушка не ест. Но за вывоз мусора, сказали ей чиновники, все равно надо платить. Логика в этом требовании есть - у молодых-то отходов куда больше, и они же их куда-то выбрасывают. Но счета за мусор присылали бабушке. Она и заупрямилась, стала жечь безосновательные, на ее взгляд, документы вместе с прочим мусором. И доигралась с огнем, в конце ноября ей по телефону из отдела соцзащиты сообщили: субсидию на ЖКУ не будут начислять, пока не погасит мусорный долг. Рассказывая это корреспонденту "ВК", Мария Васильевна плакала, как плачут от несправедливо нанесенной обиды только беззащитные дети и старики: "Бог с ними, я уплачу, но пусть договор со мной заключат и поближе к дому мусоросборник поставят. Я накоплю мусор, выброшу в их ящик...".

Тут, наверное, самое время вспомнить о плохо воспитанных Марией Васильевной детях и неблагодарных внуках. Только какой прок их упрекать, если от Марии Васильевны не только они, слабые люди, но и всесильное государство отвернулось?
- Мы только исполняем закон, - сказала вчера по телефону корреспонденту "ВК" консультант Кировского райотдела соцзащиты Людмила Чуева. - В доме, где живет Ситникова, прописано пять человек, там накопился долг больше семи тысяч.

А еще она сказала, что вывоз мусора стоит 48 рублей 85 копеек в месяц с одного человека и что Ситниковой, как ветерану войны, несмотря на долги, до октября начисляли субсидию в размере 50 процентов от ее доли общего платежа. То есть от одной пятой суммы, выставленной в общем счете. Говорить о том, почему соцзащитники, зная о боевом прошлом Марии Васильевны, за все время, пока рос ее долг, ни разу к ней не заглянули, не поинтересовались, как она живет, не помогли разделить счета с молодыми родственниками, Чуева говорить отказалась. По ее мнению, старушка сама виновата: она, дескать, могла обратиться в соцзащиту с заявлением, но не сделала этого, а проявлять инициативу в отношении ветеранов действующее законодательство сотрудников ведомства не обязывает.

Татарстанские законодатели приняли закон, ущемляющий права ветеранов и инвалидов. Согласно ему положенные персонально каждому ветерану войны или инвалиду льготы и субсидии перестали быть таковыми. Достаточно поселиться на жилплощади, где обитает льготник, еще кому-то, льготами не обладающему, - и государство автоматически решает, что у льготника общий с нельготником карман. И на этом основании помощь льготнику урезает.

Но, во-первых, нельготник доходами с льготником, может, вовсе и не делится! А во-вторых, даже если делится, то льгота - это не пособие по малообеспеченности, а право на поддержку, заслуженное ратным подвигом или тяжким трудом или связанное с увечьем, болезнью. У нас же, если у льготника появилась дополнительная поддержка, его лишают основной, государственной. То есть ухудшают его положение.

Впрочем, Мария Васильевна на государство обиды не держит и уже пожалела, что "газету зря побеспокоила". Неловко ей перед государством и людьми за хлопоты, которые она им доставляет. Ей, которая девчонкой три года воевала за будущее этих людей и государства. Мария Васильевна говорит, что не хочет больше быть никому в тягость и давно бы наложила на себя руки, "если б Господь не запретил". Ее на этом свете держит лишь страх, что самоубийц в церкви не отпевают и закрыт им вход в Царствие Небесное. А она видела во сне, как там хорошо, и готова хоть сейчас...

В нашем "суверенном" Татарстане только и делают, что ущемляют права самых беззащитных - больных детей, одиноких стариков, инвалидов; зато не жалеют денег на показуху: взять хотя бы эти никому не нужные плитки для слепых на перекрёстках, где слепых днём с огнём не увидишь! Или лестницы, оборудованные т.н. пандусами, по которым не только инвалиды, здоровые - то не смогут проехать. А на всё это, да и на многое другое подобное, тратятся миллиарды бюджетных денег, которые можно было бы отдать тем же нуждающимся, чтобы они потратили их для своей пользы, как это делается в разумных странах! Но нет, нашим властьимущим это не выгодно: во первых не заработаешь, а во вторых не попиаришься!!!

А их "Закон о ветеранах ВОВ" - и вовсе ущербно циничный. Разсортировал всех ветеранов по геройству от  имеющейся кв. метров площади.

Спасибо Вам, Инна, за материал, в котором каждая строчка болит. Эх, если бы так все болело у работников так называемой "соцзащиты" - тогда и проблемы бы были решены и боли было бы меньше.

Уважайте людей, не обижайте малышей и опекайте стареньких; они не будут молодыми, а вы не успеете оглянуться, как сами станете старушками и старичками.

Пожалуйста, помогите бабушке рассчетный счет создать, заплатим ее долг всем миром. Невозможно читать.

На собрании глухих ветеранов в ТРО ВОГ многие говорили о несправедпивом начислении платы за вывоз ТБО. Вот я одинокая пенсионерка, ветеран труда и инвалид с детства должна платить с площади квартиры. Сверху и снизу проживают в таких же однушках семьи, у них мусора намного больше, а платим одинаково.Раньше платили с человека и было в 2 раза меньше. Обворовывают нас....

Господа чиновники, вы бы научились соблюдать законы о том, что нельзя воровать, что нужно чинить дороги, беречь природу, лечить людей и давать возможность получить образование.

Жалко бабушку . Все-таки таким  лучше жить в доме ветранов , где есть и общения  и уход