Родители казанских парней, погибших в страшной аварии, винят в их смерти не только водителя, но и спасателей

Наталия ВАСИЛЬЕВА
Родители казанских парней, погибших в страшной аварии, винят в их смерти не только водителя, но и спасателей

Не зачитывать вслух медицинское заключение о смерти своих сыновей, которые работали грузчиками и погибли при столкновении грузовика с поездом на железнодорожной станции Казань, попросили сегодня на заседании Вахитовского райсуда их родители: «Нам тяжело это слушать». 22-летний Дмитрий Процько умер от удушья в искореженной кабине «ГАЗа», 24-летний Сергей Гуськов скончался от потери крови под поездом. Обвиняемый в ДТП 30-летний водитель грузовика Сергей Климин свою вину признал. Однако родственники погибших считают, что в гибели парней виноват не только он, но и спасатели, проявившие непрофессионализм: «Наши дети как минимум час после аварии были живы, но сотрудники МЧС потеряли время и не смогли их спасти».

Страшная авария в техническом депо железнодорожной станции Казань, что на улице Тази Гиззата, произошла 22 июля 2015 года около 13 часов. При проведении маневровых работ состав столкнулся с автомобилем «ГАЗ-53», принадлежащим казанскому подразделению компании «Мастер Клининг». Поезд дал задний ход, водитель грузовика решил проскочить, но не успел. Последний вагон зацепил машину, протащил по путям и подмял под себя, перевернув вверх колесами. В грузовике, который забирал в стирку использованное белье с пассажирских поездов и доставлял чистое, находились четверо сотрудников «Мастер Клининга». В результате двое грузчиков - Дмитрий Процько и Сергей Гуськов - погибли. Тяжелые травмы получили экспедитор Александр Осипов и Сергей Климин, который, как выяснилось в ходе судебного процесса, тоже работал в компании грузчиком, а сесть за руль ему приказало начальство.

Сегодня суд заслушал потерпевших. Экспедитор Осипов заявил, что никаких претензий к подсудимому не имеет.

- В тот день во время обеда пришла мастер, сказала, что надо ехать за бельем. Мы поехали, я сел в кузов. Движущегося на нас состава не видел, сидел к нему спиной. Вдруг Серега крикнул: «Поезд!», я хотел спрыгнуть, но не успел. Оказался под кузовом машины, дальше ничего не слышал, очнулся в больнице… - рассказал Александр Осипов.

На вопрос прокурора Татарской транспортной прокуратуры Ольги Абраровой, проводился ли с работниками клининговой компании инструктаж по технике безопасности и правилам движения на железнодорожном объекте, мужчина удивленно замотал головой:

- Там все ездят как могут, не только мы. Там и трактора с углем…

Родители погибших Александр Процько и Ирина Гуськова перед тем, как дать показания, попросили приобщить к уголовному делу гражданские иски о взыскании с подсудимого Сергея Климина компенсации морального вреда по 1 млн рублей каждый.

- Мне все равно, в каком размере и сколько лет он будет ее выплачивать. Я считаю, пока он будет платить, он будет чувствовать свою вину, - пояснил Процько.

- Я свою вину полностью признаю. Иски о моральном вреде тоже. Но частично… - не поднимая глаз, сказал Климин. – По сто тысяч, наверное, смогу...


В свою очередь адвокат Климина Ольга Иванова поинтересовалась у потерпевшего Процько:

- Зная от очевидцев аварии об обстоятельствах, вы считаете, что на Климине лежит 100-процентная вина в гибели вашего сына?

- Лично мое мнение… - начал отец погибшего. Но его остановила судья: «Вопрос снимается, потому что на данном заседании рассматривается дело Климина в рамках предъявленного обвинения. Вина или причастность иных лиц не устанавливается».

Позже в разговоре с корреспондентом «Вечерней Казани» Александр Процько завершил свою мысль:

- Лично мое мнение, Сергей Климин виноват в ДТП, но в смерти моего сына – лишь отчасти. Есть несколько обстоятельств… Например, я выяснил, что накануне аварии Климин всю ночь отработал грузчиком, а днем его, уставшего, посадили за руль. О чем думало начальство? Конечно, как мужик я Климина понимаю, он кормит свою семью. Но как отец нет. Он ведь мог отказаться, не рисковать своей и чужими жизнями. А главное – после столкновения машины с поездом мой сын и его друг Сережа Гуськов еще какое-то время были живы. Об этом мне рассказали очевидцы - рабочие депо и сотрудники клининговой компании (прачечная находится там же, в железнодорожном парке. - «ВК»). Дима был зажат в кабине. Висел лицом к земле, просил о помощи, стонал. Минут через пятнадцать приехали спасатели. Сначала у них не нашлось инструментов для резки металла. Вызвали вторую бригаду МЧС, но у них не оказалось пены, чтобы полить ею вылившийся из грузовика бензин. Только после 15 часов, по словам людей, приехала третья машина МЧС с инструментом и пеной и они наконец начали вытаскивать ребят. Только уже мертвых... Как показала позже судмедэкспертиза, мой сын, крепкий парень, спортсмен, умер от удушья. Никаких переломов и травм внутренних органов, ни капли крови в кабине. Просто задохнулся... Люди в депо пытались сами вытащить ребят, но их отогнали от места происшествия эмчеэсники. Климина, например, успели вытащить из кабины работавшая в клининговой компании его сестра вместе с мужем. Они хотели достать и Диму, но им велели отойти.

Александр Процько и Ирина Гуськова неоднократно обращались к следователю Казанского отдела Приволжского следственного управления на транспорте, который вел их дело, с просьбой опросить всех свидетелей происшествия с целью составить полную картину ДТП. Год назад обе семьи написали жалобы в Генпрокуратуру, а в июне этого года обратились на «Прямую линию» с Путиным.


- Я напрямую сказал, что у нас в Казани правоохранительные и следственные органы не хотят разбираться в обстоятельствах смерти двух молодых ребят, которые как минимум час после ДТП были еще живы. Согласитесь, серьезное обвинение. Оператор на линии сказал, что ответ я получу через месяц. Но до сих пор тишина, - вздохнул Процько. В ближайшее время убитый горем отец собирается ехать в Москву, на личный прием к главе следкома Александру Бастрыкину.

Параллельно с процессом над водителем «ГАЗа» в Вахитовском райсуде идет второй - над директором казанского подразделения ООО «Мастер Клининг» Еленой Кашиной. Она обвиняется в нарушении требований охраны труда, повлекшем по неосторожности смерть двух лиц. Ей родители погибших грузчиков также предъявили иски о компенсации морального вреда по 1 млн рублей.