Родственники маленького пациента райбольницы в Татарстане требуют с Минздрава России 3 миллиона

Наталия ВАСИЛЬЕВА
Родственники маленького пациента райбольницы в Татарстане требуют с Минздрава России 3 миллиона

«Наш внук занимался танцами, выступал на конкурсах, а теперь по вине врачей не может даже ходить - руки, ноги не слушаются, передвигается на костылях», - обратился в «Вечернюю Казань» 62-летний Юлдаш Гатауллин из Пестрецов. Дедушка считает, что 9-летний ребенок потерял здоровье из-за неграмотных действий врача-инфекциониста Пестречинской ЦРБ. Гатауллин обратился с заявлением в следком, а также в суд - с иском о взыскании с Минздрава РФ 3 млн рублей компенсации морального вреда.
 
Еще недавно третьеклассник Кирилл Гатауллин танцевал на сцене «Яблочко» и выделывал коленца в составе ансамбля «Саяхат», но теперь с танцами покончено.

- В ноябре 2017 года внук захворал, мы думали - простуда. Обратились к педиатру, она поставила диагноз "ОРВИ". Прошло несколько дней, но кашель не проходил, нам назначили антибиотики, на этом фоне началась рвота. Пришли на прием к врачу-инфекционисту Пестречинской ЦРБ. 13 ноября она положила Кирилла в больницу с подозрением на бронхит, - рассказала «ВК» бабушка школьника Галина Гатауллина. - Вместе с ним в больнице находилась я, поскольку мама Кирилла занята с младшим  ребенком. Внуку поставили капельницу, после этого у него поднялось артериальное давление, заболела голова. Вечером врач по моей просьбе осмотрела Кирилла и сказала: «Какой кошмар! Я детям делаю двойную дозу антибиотиков, они на четвертый день бегают, как козлята, а твой вниз пошел». Я запаниковала, она сказала, что ничего страшного, так бывает, назначила магнезию и ушла домой. 15 ноября у Кирилла стали болеть руки, ноги, все тело, он не мог самостоятельно встать, был бледен. 16 ноября утром  врач пришла в палату и предположила, что у внука менингит. Она пригласила врача-невролога, тот диагноз не подтвердил. Я настаивала, чтобы Кирилла отправили в Казань. В тот же день нас направили в ДРКБ. Внука вывезли из отделения в инвалидной коляске, он был почти обездвижен.

В ДРКБ Кирилл пролежал больше месяца. После многочисленных обследований ему поставили диагноз «синдром Гийена - Барре» - острая аутоиммунная воспалительная полирадикулоневропатия, проявляющаяся вялыми парезами, нарушениями чувствительности. К моменту выписки, 22 декабря, ребенок мог немного передвигаться по палате.

Новый год мальчик встретил дома в слезах, идти на школьную елку не было сил. По словам дедушки и бабушки, Кирилл быстро устает и теряет чувствительность ног, стоит ему походить минут 15 -20, поэтому в основном передвигается на костылях. Школьник находится на домашнем обучении.

- Врачи нам рекомендовали прогулки. Мы пытаемся выходить на улицу без костылей, но стоит ему забыться, он падает, - говорит Галина Гатауллина. - Врачи ДРКБ, выписывая нас, велели строго по схеме принимать препараты. Еще ребенку нужен массаж и коляска. Но у нас нет на них денег. Я обратилась в Пестречинскую ЦРБ с просьбой при возможности предоставить коляску и массажиста, в администрации мне сказали, что письменно ответят через месяц. Пока тишина.
 
Семья Гатауллиных считает, что причина их несчастий - в неграмотных действиях медиков Пестречинской ЦРБ. Поэтому родственники Кирилла обратились в СУ СКР по РТ с просьбой привлечь к ответственности виновных.

14 февраля дедушка мальчика подал иск в Тверской районный суд Москвы, в котором потребовал взыскать с Минздрава РФ (в числе ответчиков фигурирует и Пестречинская ЦРБ) компенсацию морального вреда в размере 3 млн рублей за некачественно оказанную медпомощь. На местное правосудие Юлдаш Гатауллин не надеется.

- Мы рассчитываем, что московский суд назначит свою судмедэкспертизу, что даст уверенность в независимости экспертов от возможного коррупционного давления в Татарстане, - пояснил «ВК» юрист Роберт Фазлеев, представляющий интересы Гатауллиных.

В свою очередь в Пестречинской ЦРБ отвергают все обвинения.
- Никакой двойной дозы антибиотиков я ребенку не назначала! - заявила «ВК» врач-инфекционист Фарида Султанова. - Я работаю более 40 лет, заслуженный врач Татарстана, неужели я буду вредить пациенту? У мальчика недостаточный вес - всего 25 кг. Дозировка была строго рассчитана на килограмм веса. О чем бабушка говорит?! Она приходила потом ко мне, обвиняла, что мы подделали ее подпись под согласием на лечение. Глупость какая! Если она не хотела лечить у нас внука, зачем же сама пришла ко мне?.. Когда мальчик к нам поступил, у него был кашель неделю, хрипы в груди, рвота. В течение трех дней, что он у нас лежал, у него появилась не характерная для бронхита симптоматика, динамики в лечении не было… Когда в процессе лечения я пришла осмотреть ребенка, мальчик отказался мне показываться: отворачивался, капризничал. А бабушка сказала, мол, не трогайте его ноги, они у него болят после танцев… То есть проблемы с ногами были. Я пригласила невролога. Он осмотрел ребенка, и, посовещавшись, мы решили, что без глубокого обследования сложно поставить диагноз. Решили отправить мальчика в ДРКБ. В результате у ребенка были выявлены аутоиммунные процессы, которые, как правило, возникают на фоне врожденной патологии.

Напомним, с Пестречинской ЦРБ сейчас пытается взыскать 3 млн рублей в качестве компенсации морального вреда Семен Захаров - отец трехлетней девочки, умершей в стационаре в марте 2016 года. Захаров также обратился в Тверской райсуд Москвы.