«Ромео и Джульетта» в Казани: балет для тех, кому некогда

Айсылу КАДЫРОВА
«Ромео и Джульетта» в Казани: балет для тех, кому некогда

Юбилейный ХХХ Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева открылся вчера в Казани. Первым спектаклем стала премьерная постановка «Ромео и Джульетты» Сергея Прокофьева, которую для труппы театра имени Мусы Джалиля поставили хореографы Борис Мягков и Владимир Яковлев.

«ПРЕДАЛ ШЕКСПИРА»

«Ромео и Джульетта» - один из самых популярных и значимых балетов ХХ века. Великий Прокофьев написал его в 1935 году и довольно быстро, однако отечественные хореографы не сразу взялись за постановку. Во-первых, смущала музыка: с таким грандиозным материалом сочинители танцев в СССР еще не сталкивались. Во-вторых, у Прокофьева не умирали ни Ромео, ни Джульетта. И официальные лица страны, решив, что композитор «предал Шекспира», настаивали на переосмыслении сюжета и музыки.

Мировая премьера «переосмысленного» балета состоялась в 1938 году в Чехословакии - в театре города Брно. Русская история танцующих Ромео и Джульетты началась два года спустя в Ленинграде: спектаклю Леонида Лавровского в театре имени Кирова (ныне - Мариинский) с Галиной Улановой и Константином Сергеевым в главных ролях суждено было стать легендой. И мощным источником вдохновения почти для всех крупных хореографов последующих лет: отталкиваясь от версии Лавровского, свои интерпретации шекспировской трагедии создали Биргит Кульберг в Швеции, Серж Лифарь во Франции, Кеннет Макмиллан в Великобритании...



РУДОЛЬФ НУРИЕВ ВДОХНОВЛЯЛСЯ САДИЗМОМ?

В спектакле Макмиллана, поставленном для Королевского балета Великобритании, Ромео танцевал Рудольф Нуриев (Джульеттой была Марго Фонтейн). Впервые это произошло в 1965 году, Нуриеву тогда было 27 лет. Прекрасный для классического танцовщика возраст - кульминация мастерства и сил в их редком, гармоничном сочетании. Через 12 лет Нуриев сам поставит «Ромео и Джульетту» - сначала для Лондонского фестиваля балета, затем для Ла Скала, а потом и для Парижской национальной оперы. В 46 лет - уже критические для танцовщика - Нуриев исполнял в своей постановке партию Меркуцио. Он делал это так ярко, что критики писали: балет следовало бы назвать не «Ромео и Джульетта», а «Меркуцио и Тибальд».

Нуриевская версия «Ромео и Джульетты» считается одной из самых сложных и захватывающих. В ней множество наитруднейших танцев, а сцены поединков, которые Рудольфу помогали ставить фехтовальщики из Голливуда, поражают жестокостью. Один из исследователей жизни и творчества Нуриева даже выдвигает версию, что Нуриев, когда ставил «Ромео и Джульетту», вдохновлялся садизмом.



НУРИЕВСКАЯ ПОСТАНОВКА В КАЗАНИ НЕ СЛУЧИЛАСЬ

Уже после первого приезда Нуриева в Казань в марте 1992 года ходили слухи, что великий Руди планирует поставить в театре им. Джалиля «Ромео и Джульетту». Сюиту из этого балета он как дирижер начал репетировать тогда с музыкантами Государственного симфонического оркестра РТ, в мае исполнил ее для казанской публики (актовый зал консерватории, ныне БКЗ им. Сайдашева, был полупустым). Увы, это было одно из последних выступлений великого артиста: в январе 1993 года он умер. Кстати сказать, идея необычного памятника на могиле Нуриева - дорожного сундука, покрытого пестрым восточным ковром из смальты - принадлежит Эцио Фриджерио. Именно с ним - своим другом, выдающимся сценографом и художником, знатоком итальянского Возрождения - Нуриев неизменно работал на постановках «Ромео и Джульетты».



ДВА БЕЗ ТРЕХ НЕ БЫВАЕТ

Впервые на казанской сцене балет Прокофьева по трагедии Шекспира поставила в 1975 году балетмейстер Дина Арипова (Брауде). Это была работа «на вырост»: в интервью местным газетам постановщица сетовала, что для густонаселенного спектакля казанский кордебалет совсем невелик и что не у всех исполнителей сольных партий есть дублеры. Больше всех радовались новому спектаклю музыканты оркестра театра и дирижер Равиль Мартынов: еще никогда прежде они не играли для казанской балетной труппы сочинение такого уровня сложности и красоты.

Вторую казанскую постановку «Ромео и Джульетты» осуществил в 1999 году хореограф Борис Мягков. Наша публика уже знала маэстро: в мае 1993 года на Нуриевский фестиваль приезжал коллектив Мягкова - московский хореографический театр «Балет России». Столичные артисты исполняли произведения своего руководителя - одноактный балет «Травиата» на музыку Верди и хореографические новеллы на музыку Рахманинова. Был успех.

В версии Мягкова в балете «Ромео и Джульетта» с нескрываемым удовольствием танцевала вся казанская труппа: изощренные и выразительные хореографические тексты постановщик сочинил для исполнителей и ведущих партий, и эпизодических. Однако главной особенностью мягковского спектакля был Ромео в исполнении Нурлана Канетова. Дело в том, что почти всегда и всюду балетных Ромео затмевают Джульетты. В Казани главным героем шекспировской трагедии на протяжении почти 15 лет был Ромео-Канетов - вдохновенный, готовый любить и любящий, бесстрашный и нежный. Что немаловажно - прекрасно сложенный, он очень красиво танцевал.

Еще в конце прошлого сезона в театре Джалиля решили, что в репертуаре должна появиться третья версия «Ромео и Джульетты». От сочинения Бориса Мягкова отказываться не стали: трактовку опытного мастера взялся дополнить художественный руководитель казанской балетной труппы Владимир Яковлев.

ПРОЩЕ ПРОСТОГО

Очевидно, что источником вдохновения для команды новых постановщиков не стал лучший балетный спектакль России в сезоне-2015/2016 по версии экспертов и жюри национальной премии «Золотая маска» - «Ромео и Джульетта» Вячеслава Самодурова в Екатеринбургском оперном театре. Лаконичный в декорациях, сдержанный в костюмах и остро современный в хореографии - этот спектакль казанцы могут увидеть в одном из кинотеатров города в рамках проекта «Золотая маска» в кино»...

Визуальное решение новой казанской постановки «Ромео и Джульетты» осуществили Анна Ипатьева и Андрей Злобин. Их декорации и костюмы настолько яркие и многоцветные, что порой возникает ощущение, особенно в массовых сценах, будто к героям знаменитой итальянской трагедии присоединились персонажи других балетов - индийской «Баядерки» и, пожалуй, испанского «Дон Кихота».


Есть теперь в «Ромео и Джульетте» и видеопроекции: в начале спектакля это установленные на стене средневекового замка свечи с дрожащими на ветру язычками огней и кружащие в облаках голуби, в финале - статичные видеоизображения Ромео и Джульетты на условном небе.

В новой версии балет уже не четырехактный, как у Прокофьева, а двухактный. Сокращенный вариант упрощает развитие сюжета: теперь все происходит так быстро, словно трагедию Шекспира вам рассказывают участники конкурса скороговорок. Очевидно, что Владимир Яковлев ориентировался на знатоков литературного источника. И старался угодить зрителям, которым некогда тратить время на вдумчивое знакомство с печальной историей былых времен. В принципе, для казанского балетного театра он сделал с Шекспиром то же самое, что в 2011 году режиссер Владимир Чигишев сделал для казанского драматического театра. Чигишев тогда поставил на сцене ТЮЗа трагедию Шекспира «Отелло», исключив из произведения несколько второстепенных, по его мнению, сцен.


В новой постановке балета намного проще стала и хореография. Спектакль теперь тяготеет к дивертисменту: в нем немало сцен, когда группа эпизодических персонажей (массовка) просто стоит и дружно аплодирует танцам солистов. Сольные вариации изобилуют партерными пируэтами и прыжками жете, массовые пляски запоминаются старательной синхронностью и симметрией.

Характер персонажей тоже изменился. Взять хотя бы Кормилицу: в прежней версии это была благовоспитанная, степенная тетушка, теперь - старушка-разбойница, щедро раздающая слугам оплеухи и подзатыльники (Диана Ахметшина). Непривычный образ Джульетты создает Кристина Андреева: юная Капулетти - совсем не робкая девушка, которой «нет четырнадцати лет». Уже в первой своей сцене это знающая себе цену молодая и капризная красавица, похожая на купеческих дочек из пьес Островского. Она не влюбляется в Ромео, но позволяет ему себя любить.


Ромео в исполнении Михаила Тимаева - один из самых убедительных героев в спектакле. Он и другие мужчины - Меркуцио (Олег Ивенко), Бенволио (Алессандро Каггеджи) и Тибальд (Артем Белов) - кажутся в этой постановке самыми «шекспировскими». Несмотря на клиповый ритм спектакля, они успевают вжиться в свои яркие роли. И, конечно же, очень хороши в эффектных сценах поединков.

Практически без изменений сохранилась в новой версии «Ромео и Джульетты» сцена смерти Тибальда. Она решена в традициях старомодного театра внятных метафор: как только сердце Тибальда перестает биться, из кулисы выносят и протягивают вдоль всей авансцены широкую ленту идеально выглаженной красной ткани. Это река крови, затопившая улицы Вероны...

Сегодня на Нуриевском снова покажут «Ромео и Джульетту» в постановке Бориса Мягкова и Владимира Яковлева. Заглавные партии в спектакле, где все происходит очень быстро, исполнят дебютанты казанского фестиваля - выпускники Школы Большого театра в Бразилии Таис Диоженес (Джульетта) и Вагнер Карвальё (Ромео).

Фото Александра ГЕРАСИМОВА